Несмотря на отмену визита президента России в Париж из-за бомбардировок Алеппо, как правые, так и левые признают, что с Путиным нужно говорить.

В любом случае, вести диалог можно по-разному. Недавно в продаже появились две книги о закулисье дипломатической жизни, в которых в том числе рассказывается о совершенно непохожих беседах Франсуа Олланда и Николя Саркози с российским лидером.

1. Метод Олланда

Более новая книга вышла из-под пера Жерара Даве (Gérard Davet) и Фабриса Ломма (Fabrice Lhomme): «Президент не должен так говорить…». В ней президент Республики рассказывает журналистам о своей беседе с Путиным. Тогда он отказался приравнивать всех противников Башара Асада к террористам.

© AFP 2016, Alain Jocard
Президент Франции Франсуа Олланд и президент России Владимир Путин


Путин: «Вы говорите так, потому что во Франции есть мусульмане, и вы хотите их защитить».

Олланд: «Мы вмешались в Мали, но мусульмане нас ни о чем не просили. Тут то же самое».

«Лицемерие Путина вызывает у Олланда раздражение, и он не может удержаться от провокаций в адрес российского коллеги: «Вы же не будете утверждать, что режим Асада — демократический. Если, конечно, не принимать во внимание, что за него проголосовали 98% избирателей. В вашей стране такое тоже случается».

Ответ Путина нам неизвестен.

2. Метод Саркози

Николя Саркози тоже пытался проявить жесткость в отношениях с российским партнером. Перед президентской кампанией 2006 года он объявил в интервью журналу Le Meilleur des mondes, что не пожмет рук, которые «обагрены кровью чеченцев».

© AFP 2016, Eric Feferberg
2007 год. Президент России Владимир Путин и президент Франции Николя Саркози


В точно таком же тоне он обратился к Путину во время их первой официальной встречи на саммите «восьмерки» в немецком Хайлигендамме в 2007 году. Николя Энен (Nicolas Hénin) рассказывает об их диалоге в книге «Русская Франция» (La France russe).

Саркози начал с прав человека и погибших в Чечне. За этим последовала тишина.

Затем Путин заговорил: «Ты все, закончил? Сейчас я тебе все объясню. Твоя страна такая…» Он сблизил ладони. И потом развел их на ширину плеч: «А моя — такая. Теперь у тебя есть два варианта. Либо ты продолжаешь говорить таким тоном, и я тебя раздавлю. Либо ты меняешь пластинку, и я могу сделать из тебя короля Европы».

Как пишет Николя Энен, «Путин сопровождал свои слова грубыми и унизительными формулировками, чтобы усилить их воздействие. Саркози был шокирован. Со встречи он вышел мертвенно-бледным. Нокаут».

Президент пришел на пресс-конференцию подавленным. Это было так сильно заметно, что некоторые СМИ даже отметили, что в ходе беседы он явно пил «не только воду».


После этого неприятного события Николя Саркози всячески старался стать влиятельным партнером российского лидера. В августе 2008 года он вел себя как «президент Европы» (в тот момент Франция председательствовала в Евросовете) и циркулировал между Москвой и Тбилиси во время войны. Он до сих пор утверждает, что остановил конфликт и не дал российским войскам войти в грузинскую столицу.

Только вот он предпочитает не вспоминать о двух моментах, которые выставляют его «успех» в несколько ином свете. Во-первых, Путин обвел его вокруг пальца, что признает его дипломатический советник (см. книгу Ксавье Панона (Xavier Panon) «В кулуарах французской дипломатии»). Версии соглашения на русском и английском языках отличаются: первая, естественно, более выгодна России, чем Грузии. Во-вторых, Грузия оказалась поделенной на части: она лишилась Абхазии (та стала полностью зависимым от Москвы государством) и Южной Осетии (де факто стала частью РФ), не говоря уже о том, что часть грузиноской территории все еще оккупирована российской армией.

Будь-то Грузия, Сирия или Крым, результат всегда один и тот же. Путин готов говорить. Только в ходе беседы он продвигает вперед фигуры и укрепляет позиции, в том числе военными средствами, на которые западные партнеры могут ответить лишь уговорами, выражением недовольства вроде отмены визита и экономическими санкциями. Однако на примере Украины мы уже убедились, что санкций (хотя они и производят определенный эффект) недостаточно, чтобы заставить президента России свернуть с выбранного пути.