В борьбе между США и Россией на Ближнем Востоке наметился победитель. И это не президент России Владимир Путин, хотя ему и удалось преуспеть там, где терпели поражение все российские лидеры минувшие сто лет, — сократить влияние США и вытеснить их из региона. Конфликт между Путиным и Обамой (и тем, кто придет ему на смену) далек от завершения, и возможности Путина ограничены, хотя он старательно демонстрирует свое могущество. Главным победителем американо-российской драки стал Иран, который медленно, но верно движется к созданию полностью подконтрольной зоны влияния от Тегерана до берегов Средиземного моря.

В успехе Ирана есть некая ирония судьбы. Шесть лет назад, когда началась Арабская весна, казалось, что события и потрясения в арабских государствах нанесут смертельный удар планам Ирана сформировать так называемую «ось сопротивления», пролегающую от Тегерана через Багдад и Дамаск в Бейрут и Газу. В конце концов, события Арабской весны были пробуждением арабов-суннитов, направленным скорее против иранской угрозы и шиитов, чем против Израиля. И Ирану пришлось наблюдать за тем, как радикальный суннитский ислам — будь то сирийские повстанческие группировки или ДАИШ (запрещенная в России террористическая организация, — прим. пер.) разрушают его влияние в Сирии, Ираке и даже Ливане.

Однако российская интервенция в сирийскую гражданскую войну в сентябре 2015 года изменила ситуацию. Русские спасли Башара Асада от практически гарантированного падения и даже вернули под его контроль некоторые районы. Но русские пришли не одни. Возвращение Москва в регион держится на иранско-шиитской платформе. Российская интервенция опирается на иранских и шиитских бойцов, которые ведут наземные бои и дополняют действия российской авиации.

Но иранцы пришли не из благочестивых побуждений и не только из любви к Путину или Асаду. И играть роль пешек на шахматной доске Владимира Путина они тоже не собираются. Еще в августе высокопоставленный источник в Корпусе стражей исламской революции заявил о намерении Тегерана сформировать «Шиитскую освободительную армию», в состав которой войдут шииты из Ирака, Афганистана и Пакистана и, конечно, боевики «Хезболлы». Армия будет поделена на подразделения по этническому принципу — афганское (бригада «Фатмиюн»), пакистанское (бригада «Зайнабиюн»), иракское (бригада «Хайдариюн»), и ливанское из боевиков «Хезболлы». Армия должна быть развернута на различных фронтах, где воюет Иран, от Йемена до Ирака и Сирии. Эта армия должна спасти режим президента Башара Асада и отогнать ДАИШ от врат Багдада, но ее главная задача — уничтожение государства Израиль, сообщил иранский представитель.

Некоторые сочли это высказывание еще одним безосновательным громогласным заявлением иранского режима, подобные которому нередко звучали из Тегерана в минувшие годы. Но только на прошлой неделе западные источники сообщили о намерении Ирана создать сухопутный коридор от Тегерана до побережья Средиземного моря. План предусматривает два ключевых сражения: захват Алеппо, который давно осаждают иранцы и русские, а также и захват Мосула и обеспечение шиитского контроля над Ираком, с последующим фактическим объединением Ирака с Сирией.

Иранский путь к созданию шиитского коридора от Тегерана до Бейрута, очищенного от арабских суннитских элементов, еще долог. Но Иран продвигает свои интересы в регионе, пользуясь американо-российским конфликтом и молчаливым одобрением Москвы. Заявление кандидата в президенты США от Республиканской партии Дональда Трампа о том, что Асад и русские воюют против ДАИШ и тем самым служат американским интересам, свидетельствуют о новых настроениях в западных странах, готовых видеть в Иране партнера, а в иранском присутствии в Сирии и Ираке — стабилизирующий фактор. В такой ситуации Израиль не ждет ничего хорошего.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.