Министр иностранных дел Турции Мевлут Чавушоглу заявил, что Турция и Россия договорились об «освобождении пяти оккупированных регионов» от армянских сил. За этим последовало заявление помощника президента РФ Юрия Ушакова, что Москва не питает оптимизма относительно возможности обеспечения быстрого прорыва в процессе урегулирования конфликта. А ранее к этой теме обратился госсекретарь США Джон Керри, отметив, что стороны не готовы в мирному урегулированию конфликта.

Означает ли это, что конфликт можно считать замороженным на неопределенное время? Об этом на вопросы газеты «Айоц ашхар» ответил пресс-секретарь президента НКР, политолог Давил Бабаян.

— На данном этапе, мне кажется, было бы правильно говорить не о замораживание конфликта, а о сохранении мира и стабильности в регионе. Сохранение мира и стабильности в регионе — это процесс, сам собой требующий трудной и последовательной работы. Для этого необходимы серьезные дипломатические усилия, в том числе, соответствующие шаги особенно со стороны стран-посредников и супердержав. То есть, то, что наблюдается особенно после апрельской войны.

В этом контексте характерным было заявление Джона Керри, что он не видит возможности быстрого урегулирования, так как, по его словам, лидеры Армении и Азербайджана не готовы к мирному урегулированию конфликта.

Конечно, госсекретарь сформулировал свою мысль очень дипломатично, мы это понимаем, но очевидно, что адресатом этого заявления является Азербайджан. И не случайно, что сразу за этим заявлением последовали нервные реакции и заявления Алиева и других высокопоставленных чиновников Азербайджана об оказываемом на Баку давлении.

А сейчас и помощник президента РФ заявляет, что не питает оптимизма в вопросе быстрого урегулирования конфликта. Все это показывает, что ожидать быстрых решений, мягко говоря, не реалистично. Не может быть быстрого решения, так как Азербайджан не изменил свою деструктивную позицию.

— Какую задачу ставит перед собой Турция, в лице министра иностранных дел, говоря о достигнутых с российской стороной виртуальных договоренностях?

— Заявление министра иностранных дел Турции служит нескольким целям. Первое, показать, что Турция тоже вовлечена в процесс урегулирования конфликта, второе, нанести удар по армяно-российским стратегическим отношениям.

С другой стороны, говоря о договоренностях с российской стороной, достигнутых за спиной сопредседателей МГ ОБСЕ, Чавушоглу, по сути, бросает вызов действующему формату мирного урегулирования конфликта, в том числе, и двум другим сопредседателям — США и Франции. Конечно, Турция «участвует в процессе» по стольку, поскольку делает все возможное для дестабилизации региона, открыто оказывая поддержку Азербайджану и препятствуя мирному урегулированию вопроса.

Но это другой вопрос. Не будучи сопредседателем Минской группы ОБСЕ, Анкара не может заниматься урегулированием конфликта, тем более, выступать в роли посредника. Об этом говорили все, в том числе, сопредседатели МГ ОБСЕ, главы Армении и Арцаха (Карабаха). То есть, эти шаги направлены исключительно на внутреннюю аудиторию Турции и на сохранение турецко-азербайджанского тандема. Учитывая, что давление на Азербайджан усиливается для того, чтобы ввести его в конструктивное поле, заявление Чавушоглу служит и особым мессиджом Азербайджану, призывающим продолжить свою деструктивную политику.

— Алиев в ответ на заявление Керрии, выступил с жесткой позицией, но факт в том, что впервые на уровне президента было сказано то, о чем политическая элита Азербайджана с упорством молчала —на столе переговоров стоит вопрос самоопределения Карабаха, и на Азербайджан «оказывают давление», заставляя его признать независимость НКР. Возможно так президент Азербайджана пытается проверить общественные настроения, готовя его к определенному решению с взаимными уступками?

— Это трудно считать попыткой подготовления общества, скорее Алиев просто пытается поднять свой рейтинг. Когда он говорит, что на Азербайджан оказывают давление, учитывая настоящие политические, геополитические, и вообще цивилизационные тенденции, это является серьезным обвинением в адрес России, США и Франции, которые занимаются урегулированием карабахского конфликта. Разве эти страны являются колонизаторами, и не разрешают Азербайджану проводить самостоятельную политику?

С уверенностью можно утверждать, что это отрицательно отразится на международном рейтинге Алиева. Получается, что весь мир понимает, что ключ урегулирования карабахского конфликта кроется в признании независимости Арцаха, кроме Азербайджана. Алиев, фактически, противопоставляет себя и свой народ всему миру. Если до этого он говорил, что армяне их враги, сейчас получается, что весь мир стал врагом Азербайджана? Политический деятель, который выступает с такими заявлениями, либо оказался в очень трудной ситуации, либо просто занимается дешевым популизмом.

— Как вы прокомментируете заявление официального представителя МИД Азербайджана Хикмета Гаджиева, о том, что слова помощника президента РФ не соответствуют договоренностям, достигнутым в Вене и Санкт Петербурге и логике интенсивных консультаций с Лавровым, соглсно которым статус-кво не может вечно продолжаться?

— Заявление Гаджиева в очередной раз показывает, что Азербайджан не готов к мирному урегулированию карабахского конфликта. Основной акцент в заявлениях венской и санкт-петербургской встречи делался на том, что стороны должны прилагать усилия для сохранения и укрепления режима прекращения огня, в частности, путем формирования и установления механизма расследования инцидентов.

Азербайджан грубо нарушает даже эти договоренности. Эти механизмы должны быть установлены при помощи ОБСЕ, но Баку закрыл офис ОБСЕ. Вот в чем проблема. То есть, если и были определенные договоренности, то в первую очередь, именно по этим вопросам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.