Встреча «нормандской четверки» (Ангела Меркель, Франсуа Олланд, Петр Порошенко и Владимир Путин) по украинскому вопросу была под вопросом до самого последнего дня. В обстановке глубокого недоверия между Россией и Западом, в частности по сирийскому кризису, подтвержденный лишь накануне визит президента России представляет собой маленькую победу европейской дипломатии.

Отмена визита Путина в Париж придает заметности этому успеху, однако он не в силах скрыть суровую реальность: процесс реализации подписанных в феврале 2015 года Минских соглашений не может сдвинуться с мертвой точки. Точно такой же тупик наблюдается и по сирийскому вопросу, который должны обсудить лидеры Германии, Франции и России.

«Шаг на миллиметр — уже хорошо»


Редкий случай: Москва и Киев не скрывали скептицизма по поводу встречи, которая стала первой в своем роде с парижских переговоров октября прошлого года. Заявив об участии Путина, его пресс-секретарь Дмитрий Песков подчеркнул, что это будет «даже не однодневная, а вечерняя рабочая поездка». Днем в среду встреча еще не значилась в официальном графике Кремля. По словам Пескова, несмотря на непростую ситуацию, «президент Путин по-прежнему открыт и готов к переговорам».

Что не менее удивительно, во вторник советник президента Порошенко написал в Twitter, что не стоит «ждать слишком многого». «Эта встреча важна прежде всего для Олланда и Меркель в плане пиара, — считает украинский дипломатический источник. — Они хотят показать, что держат в руках инициативу, и что „нормандский формат“ еще не совсем мертв».

«Если между всеми участниками нет согласия, созывать большую встречу рискованно, но даже если мы продвинемся всего на миллиметр — это уже хорошо», — отметили в Елисейском дворце, признав, что «в технических переговорах в Минске продвижение идет трудно». Таким образом, встреча в Берлине должна «придать новый политический толчок дискуссиям».

Полузамороженный конфликт

Такой пессимизм объясняется двумя факторами. Прежде всего, это ситуация на востоке Украины, где бои окончательно так и не стихли. В начале сентября стороны вновь объявили о готовности соблюдать перемирие, однако количество ежедневных нарушений исчисляется сотнями, как отметил в середине октября заместитель руководителя миссии ОБСЕ Александр Хуг (Alexander Hug). Это, конечно, лучше, чем тысячи нарушений и десятки погибших в день в предыдущие месяцы, но все равно не позволяет провести политические переговоры в доверительной обстановке.


Главным препятствием становится политическая часть минского процесса, которая предполагает возвращение Украине контроля за границей с Россией в обмен на предоставление «особого статуса» сепаратистским территориям. Первым этапом на этом извилистом пути должно стать проведение местных выборов. Киев утверждает, что неспокойная обстановка не позволяет этого сделать, а лидеры сепаратистов занимают на редкость непримиримую позицию, не принимая в частности участие украинских политических партий. «Каждая сторона считает, что первый шаг должна сделать не она», — отмечает французский источник. По его словам, не исключено, что состояние полузамороженного конфликта устраивает оба лагеря.

Европейцы обычно пользовались такими встречами, чтобы выкручивать руки Петру Порошенко. Но на этот раз они решили его пощадить: поле для маневра президента сильно ограничено из-за нежелания парламента идти на слишком большие уступки. 13 октября министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, который зачастую выдвигал требования к Киеву, был вынужден признать, что «условия для проведения выборов не созданы». Что касается Владимира Путина, трудно себе представить, что он пойдет на уступки по столь жизненно важному для него вопросу. Он по-прежнему утверждает, что не имеет никакого влияния на лидеров сепаратистов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.