Можно было бы подумать, что многочисленные версии катастрофы рейса MH17 смутят Москву и ее ближайший круг. Но этого не случилось.
В июле 2014 году на востоке Украины потерпел крушение малазийский лайнер, который рейсом MH17 летел из Амстердама в Куала-Лумпур. На борту самолета были 283 пассажира и 15 членов экипажа.


28 сентября 2016 года был обнародован долгожданный отчет следственной группы под руководством голландских экспертов. В нем утверждалось, что самолет рухнул в результате попадания ракеты «Бук» российского производства. На восток Украины ее доставили с территории России, и запуск был осуществлен из конкретного района, подконтрольного сепаратистам, после чего весь комплекс с остальными ракетами быстро переправили назад через российскую границу. Доклад носит всеобъемлющий характер и основан на тщательном исследовании места катастрофы в сочетании с анализом радиолокационных данных, записей телефонных разговоров, информации из социальных сетей и показаний свидетелей. Проделав эту основательную работу, авторы доклада смогли сделать однозначные выводы об обстоятельствах катастрофы.


Однако российские власти отвергли доклад. За два дня до его обнародования министерство обороны представило совершенно иной взгляд на то, кто несет ответственность за судьбу MH17. Как сообщили российские военные, радиолокационные данные доказывают, что самолет сбили из региона под контролем украинских правительственных сил. Одни технические данные противопоставляются другим, одно утверждение противоречит второму.


Пресс-секретарь российского президента Владимира Путина впоследствии утверждал, что не увидел в версии Запада никаких доказанных данных о том, что случилось с MH17. Этой точки зрения придерживались и официальные СМИ, отрицающие причастность России к катастрофе. Председатель комитета Госдумы по иностранным делам назвал выводы голландцев «провокационными» и «крайне политизированными». Русские власти раскритиковали это, по их словам, некорректное и некачественное расследование.


В свою очередь, СМИ охотно представили целый ряд различных объяснений. К настоящему времени существует девять версий произошедшего, включая последнее заявление министерства обороны. Например, по данным российских средств радиолокации, самолет был сбит не ракетой «Бук», а украинским боевым самолетом. Весьма странная теория гласит, что MH17 в действительности был пропавшим MH370, который западные власти увели с курса, чтобы позже сбить и очернить Россию. И самое безумное предположение: самолет набили трупами уже в Амстердаме через короткое время после того, как он был сбит над Восточной Украиной. Цель та же — дискредитация России.


Медийная стратегия Кремля


Можно было бы подумать, что многочисленные версии катастрофы рейса MH17 смутят Москву и ее ближайший круг. Но этого не случилось. В действительности, они отражают медийную стратегию Кремля, которая, в двух словах, гласит, что любая новость искусственно сконструирована. В постфактическом медийном мире нет объективных новостей. Взамен формируется масштабная информационная арена, на которую разные деятели поставляют новости на любой вкус. Потребители выбирают интерпретацию событий, основываясь на собственных убеждениях.


Каждый находит что-то для себя, и в задачи поставщиков информации не входит обеспечивать надежность и достоверность. Возникает экстремальный перспективизм, когда факт рассматривается с множества точек зрения, и нельзя утверждать, что один угол обзора дает более правдивую картину, чем другой. Выбор за потребителем.


Конечно, все это происходит только потому, что российские СМИ не до конца делают свою работу. На них во многом опирается система государственного контроля, а остальные запуганы и молчат, когда следовало бы открыто заявить об Украине, Сирии и многом другом. Например, MH17 должен был стать темой тщательных журналистских расследований, но их не было. То же самое происходит с обвинениями в применении запрещенных вооружений и в ударах по гражданским целям в Сирии. Для Запада проблема не в том, что российские СМИ не выполняют свои обязанности, а скорее в том, что в них есть место всем возможным типам новостей на базе политического дискурса Кремля, согласно которому Запад стремится ослабить и унизить Россию, для чего применяет так называемую гибридную войну. На этом основании был отвергнут отчет о крушении MH17.


Контроль над СМИ


Нет необходимости долго рассуждать о сдвиге парадигмы в российском медийном пространстве. Достаточно сказать, что там появились ранее отсутствовавшие контроль и цинизм.


Новости в русских СМИ так отшлифованы, что читателям трудно добраться до их сути. Западу пора готовиться вступить в гонку, чтобы не отставать от развития России. Это значит, что сотрудники западных СМИ должны хорошо понимать, как действуют их русские коллеги. А мы как потребители должны обзавестись более эффективными инструментами для оценки содержания информации на глобальной новостной арене. Вот новая задача для школ и других образовательных учреждений.


Все указывает на то, что мы сейчас наблюдаем начало процесса, который приведет к еще более жесткой и грязной борьбе за доверие общественности. И Россия уже более чем на шаг впереди.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.