Вашингтон. — В среду вечером Хиллари Клинтон предельно ясно указала на то, что если она в ноябре победит Дональда Трампа и придет в Белый дом, отношения США с Россией станут самыми сложными за последние 30 с лишним лет, а у нее лично будет крайне враждебное отношение к российскому лидеру Владимиру Путину.

«Мы не видели такого недоверчивого тона со времен Рональда Рейгана, — сказал Стивен Сестанович (Stephen Sestanovich), работавший в Госдепартаменте при президенте Билле Клинтоне и написавший книгу „Максималист: Америка в мире от Трумэна до Обамы“ (Maximalist: America in the World From Truman to Obama). — Но даже тогда критика Советского Союза носила более системный характер. Сейчас же все зациклилось на Путине».

Отказываясь от традиционных политических ролей демократов, кандидат в президенты Клинтон называет Путина новым заклятым врагом Америки, рассказывая о том, как его приспешники взламывают компьютерные сети ее штаба в Бруклине, как они бомбят мирное население Сирии, угрожают Украине и союзникам НАТО в Европе. Для женщины, которая в марте 2009 года подарила своему российскому коллеге большую красную кнопку «перезагрузки» (это слово было неверно переведено на русский язык), такое изменение тональности кажется особенно неожиданным в дебатах с Дональдом Трампом.


Клинтон и Белый дом Обамы настаивают, что они шли верным курсом, пока Путин не решил, что он больше выиграет от возрождения напряженности, какая существовала в годы холодной войны, чем от длящихся четверть века попыток интеграции с Западом. Теперь, когда большая часть внешнеполитического истэблишмента демократов столь же агрессивно говорит о России, как и Клинтон, есть все основания считать, что этот негатив наверняка переживет избирательную кампанию.

В частном порядке некоторые ее давние советники уже размышляют о том, какой коктейль из санкций, дипломатической изоляции и международного осуждения они смогут смешать, если придут к власти и начнут бороться с Путиным и хрупкой экономикой, которой он руководит. Они уже задумались об обновлении стратегии сдерживания, которую в 1947 году Джордж Кеннан сформулировал для президента Гарри Трумэна.

Не менее удивительным кажется изменение тональности республиканцев. Всего четыре года назад республиканский кандидат в президенты Митт Ромни предупреждал об опасностях реваншизма в России и заявлений президента Обамы, который сказал: «В дверь стучат 80-е и просят вернуть свою внешнюю политику… хотя холодная война закончилась 20 лет назад».

Большинство членов Республиканской партии относятся к России с огромным недоверием. Но не Дональд Трамп, который является знаменосцем республиканцев.

«Если Соединенные Штаты поладят с Россией, это будет неплохо», — сказал он в среду, ни словом не обмолвившись о путинских территориальных захватах. Он призвал зрителей взглянуть на «подписанный между США и Россией Стартап», видимо спутав термин из Кремниевой долины с названием подписанного в 2010 году договора о контроле вооружений СНВ-3 (New START в английском варианте — прим. пер.). По словам Трампа, проблема в том, что Россия опережает США в развитии ядерного арсенала, а не в недостатках самого договора. Затем дебаты превратились в препирательства о том, кто из кандидатов марионетка Путина.

Трамп постоянно утверждает (в среду во время дебатов он сделал то же самое), что Соединенные Штаты «понятия не имеют», кто стоит за хакерским взломом компьютеров Национального комитета Демократической партии и помощников Клинтон. «Путин обыгрывает ее и Обаму на каждом шагу», — заявил он, указав на Сирию и на разработку новых ракет.

Уже несколько дней утечка информации из почтового ящика председателя штаба Клинтон Джона Подесты ставит ее кампанию в неловкое положение. А в четверг впервые всплыли электронные сообщения с аккаунта Обамы, которым он пользовался в 2008 году. Никто не знает, заканчивается хакерская кампания разоблачений, или это просто прелюдия к чему-то более серьезному, что станет достоянием гласности до дня выборов.

Обама думает об ответному ударе. По мнению некоторых высокопоставленных чиновников, это могут быть атаки внутри России с разоблачением коррупции в высшем руководстве, что поставит Путина в неловкое положение. Но непонятно, пойдет ли Обама таким путем — даже после того, как вице-президент Джозеф Байден в прошлые выходные пригрозил, что скоро Путина угостят такой же горькой пилюлей.

Тем не менее, совершенно ясно, что если Клинтон победит, она придет в Белый дом с огромной личной неприязнью к Путину. А он, в свою очередь, уже несколько лет испытывает неприязнь к Клинтон за сделанные ею в 2011 году заявления, когда она усомнилась в законности результатов парламентских выборов в России.

Возможно, предупреждает Сестанович, что Клинтон и администрация Обамы верят в непосредственную причастность Путина к слишком многим событиям. Он задает вопрос: каким образом директор Национальной разведки Джеймс Клэппер (James R. Clapper) точно узнал о причастности Кремля к хакерским атакам на Национальный комитет Демократической партии и к краже почты Подесты и Колина Пауэлла, который возглавлял Госдепартамент до Клинтон? Соединенные Штаты не представили никаких доказательств, и поэтому непонятно, на чем базируется такое заключение: на обоснованных догадках о действиях Кремля, на внедрении в российские сети, на докладах разведчиков или на данных перехвата.

Однако, отмечает Сестанович, совершенно ясно, что Путин использует этот момент перехода власти для получения выгод и преимуществ. При этом он использует методы информационной войны на американской земле, запугивает Украину и проводит крупные военные учения на границе с Норвегией.

Неудивительно, что это немного нервирует некоторых демократов с левого фланга. «Это опрометчивое наклеивание ярлыков на Трампа, которого называют русским агентом, большей частью исходит из штаба Клинтон, — заявил летом в интервью CNN заслуженный профессор Нью-Йоркского и Принстонского университетов Стивен Коэн (Stephen F. Cohen). — Им действительно надо остановиться».

На самом деле, многие в Демократической партии десятилетиями пытаются вовлечь Москву в орбиту Запада. Началось все с тех времен, когда президент Билл Клинтон впервые встретился с тогдашним российским руководителем Борисом Ельциным и инициировал процесс расширения Группы семи промышленно развитых стран, сделав из нее «Большую восьмерку». Они также запустили длительный процесс вхождения России во Всемирную торговую организацию, чтобы она действовала по западным правилам. Ядерные арсеналы двух стран сократились на 80 с лишним процентов, и теперь по условиям договора СНВ-3 у каждой из них по 1 550 развернутых боезарядов. Это было сделано в первый год президентства Обамы.

Договор продолжает действовать. Но идут споры по поводу нового оружия, а важнейшая программа по утилизации военных запасов оружейного плутония в этом месяце была остановлена по указанию Путина, который объяснил это ухудшением отношений с США.

И именно Трамп говорит о том, что если он станет президентом, то сможет остановить и развернуть вспять эти негативные процессы посредством основательных переговоров.

«Я думаю, что мог бы встретиться с Путиным и с Россией до начала работы новой администрации, — сказал он, давая на этой неделе интервью ведущему ток-шоу Майклу Сэведжу (Michael Savage). — Мне кажется, это было бы чудесно».

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.