Франция и Германия не ожидали от Италии настолько жесткой позиции, в результате которой из текста декларации Совета Европы исчезло слово «санкции». Это существенные перемены на брюссельском саммите, и их осуществил Ренци, далеко не единственный игрок в этой партии
Совет Европы и «нет» премьера Ренци. Маттео Ренци (Matteo Renzi) сделал ход конем, обойдя всех и поставив Евросоюз перед действительностью: новые санкции в отношении России могут подождать. Итальянский премьер, быть может, никогда не читал Редьярда Киплинга и не знает памятной цитаты: «Глупец тот, кто пытается покорить Восток».

Однако во время встречи Совета Европы накануне, 20 октября, вечером в Брюсселе, произошло очень важное событие: Ренци сыграл наперекор, а Франция и Германия не ожидали от Италии столь жесткой позиции, в результате чего из текста декларации Совета Европы исчезло слово «санкции». Это существенные (и пока единственные) перемены на саммите в Брюсселе, и их инициатором стал Ренци, далеко не единственный в этой партии: Испания, Греция, Австрия и другие страны поддерживали эту линию и были готовы сказать свое «нет» на ночных дискуссиях. Ренци выступил здесь в качестве лидера, в результате чего ось между Берлином и Парижем поддалась. Повестка дня, ход событий и уникальные дипломатические документы, попавшие в наше распоряжение, помогут понять, как был достигнут этот удивительный, но не слишком, результат.

Внимательно рассмотрим повестку дня, это не мелочь. Ренци прибыл в Брюссель сразу после встречи с Бараком Обамой в Белом доме. Приветствия, комплименты, поцелуи, заверения в дружбе и «беспрецедентное историческое сотрудничество» и вдруг… Санкции против врага-Путина? Дамы и господа, сейчас не время. Корабли российского военно-морского флота пересекают Ла-Манш и направляются в Средиземное море, взяв курс на сирийский берег? Эту проблему санкции в отношении Москвы не решат. НАТО разгневан? Мы с этим разберемся. Мало кто решился бы ставить на разрыв, но в этом и состоит суть подлинного Ренци, хранящего в запасе и после долгих месяцев дипломатической тягомотины предъявляющего серебряную пулю.

Ренци проделал свои расчеты чрезвычайно хладнокровно и верно проанализировал расклад: Белому дому его шаг не понравится, но Обама пакует чемоданы и bye bye mister President, на первом плане окажется кто-то другой. Европейский союз слаб, Меркель и Олланд терпят неудачи (накануне выборов 2017 года), а без Италии, после Брексита, за который проголосовали верноподданные ее величества, на их расчеты полагаться не приходится. Европейская комиссия знает одну-единственную схему и играет стенка на стенку на основе счетов и маневрирования бюджетами, и тогда премьер выбирает тактику войны на истощение и накладывает вето на досье по России. «Нет» Европе — прекрасное оружие домашней пропаганды ввиду референдума 4 декабря, потому что оно перетягивает в правую сторону антиправительственную кампанию (Ренци якобы пляшет под дудку Брюсселя).

Это восстанавливает здоровую дистанцию после поддержки Обамы и подтверждает независимость премьера от Вашингтона. Это также является сигналом для некоторых секторов экономики (в частности, для сельского хозяйства и пищевой промышленности), которые в последние два года потерпели значительные потери в производстве после наложенных на Москву санкций. Это решение созвучно большинству итальянского электората, правильно оценивающего нестабильность в Средиземном море (читай проблему иммиграции) как последствия американской, французской и британской (Ливия вышла из-под контроля) внешней политики. Ренци выражает солидарность с отнюдь не миноритарными взглядами общественности, которая искренне верит в Атлантический альянс, но не понимает стратегии НАТО, не желает оцепления России и в любом случае признает харизму Владимира Путина и его достоинства как главнокомандующего. Это и называется реальность, это суть внешней политики, и на сей раз Ренци ее проинтерпретировал верно.

Речь идет о неожиданном исходе, остановке, которую Ренци провел весьма умело. Сценарий был уже написан заранее, и в наше распоряжение попала копия проекта выводов (датированная 19 октября). Ее эволюция говорит сама за себя. В официальных выводах Совета открыто не говорится о санкциях. Предусматривалось следующее решение: «ЕС оценивает все возможности, включая последующие ограничительные меры в отношении людей и институтов, поддерживающих режим, в случае продолжения насилия». Вот документ, который должен был быть изначально одобрен Советом:

«IV. Внешние связи

20. Совет Европы провел ориентировочную стратегическую дискуссию об отношениях с Россией.

21. Совет Европы строго осуждает нападения, осуществленные сирийским режимом и его союзниками, в частности, Россией, на мирное население Алеппо. Совет призывает их к окончанию актов насилия и принятию срочных мер, гарантирующих доставку в Алеппо и другие регионы гуманитарной помощи без каких-либо ограничений. Совет Европы требует немедленного прекращения военных действий и возобновления политических переговоров под эгидой ООН. Ответственные за нарушения международных гуманитарных прав и прав человека должны будут понести ответственность за свои действия. ЕС рассматривает все возможные опции, включая последующие ограничительные меры в отношении людей и институтов, поддерживающих режим, в случае продолжения насилия».

После тяжелой дискуссии, в которой Ренци ни разу не отступил от своей позиции, в окончательных заявлениях Совета Европы, в пункте IV о «внешних связях» осталась только одна фраза: «Европейский союз рассматривает все возможные варианты», ограничительных мер (санкций) нет и в помине.

Дипломатия состоит из нюансов, которые потом превращаются в факты и конкретные последствия. Дело состоит в том, что Ренци настоял на своей линии в Евросоюзе, последствия — в том, что Россия избежит санкций. Изолирует ли эта позиция Италию? Нет, потому что в этом процессе Ренци может рассчитывать на других европейских союзников.

Идет перетасовка карт и политической роли различных стран после Брексита, это новый период, сигнализирующий распад европейской системы управления. Мы движемся к неизведанной земле, но на этот раз Италия проторила верную дорогу: решения в Европе принимаются теперь не только силами Берлина и Парижа. Это шаг вперед, и вскоре мы увидим, последуют ли за ним новые.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.