Бывший президент США Джордж Буш однажды сказал, что посмотрел в глаза президенту России Владимиру Путину и заглянул в глубину его души. Буш, похоже, слегка преувеличил свою проницательность, но он хотя бы смотрел Путину в глаза. В отличие от него Барак Обама предпочитает смотреть в сторону, даже когда Путин совершает действия, вызывающие беспокойство у западных стран и членов блока НАТО.

Пока Америка с увлечением обсуждала публикацию аудиозаписи слов Трампа, Путин сделал ход, который откладывал не менее восьми лет: он переправил в Калининград, российский эксклав между Литвой и Польшей, ракеты, способные нести ядерные боеголовки. Это самый западный регион России, обладающий большим стратегическим значением.

Россия не особенно путалась в объяснениях. Для нее речь идет о демонстрации силы, о непристойном жесте в сторону НАТО. Официальный представитель Минобороны России Генерал Игорь Конашенков сказал, что переброска ракет «Искандер» в Калининград осуществлялась в рамках ежегодных учений российских ракетных войск, проходящих на суше, на море и в воздухе. Он добавил, что ракеты транспортировали с целью протестировать возможности американских спутников-шпионов.

Польша и страны Балтии давно нервничали из-за возможности подобного российского шага. Министр обороны Польши Антоний Мачеревич сказал на этой неделе, что действия России вызывают самые серьезные опасения. За два дня до этого российские информационные агентства сообщили, что Кремль взвешивает возможность разместить базы на Кубе и во Вьетнаме, как в годы холодной войны.

Заместитель министра обороны России Николай Панков назвал это «новым мышлением», и его в этом вопросе поддержал пресс-секретарь Кремля, отметив, что за минувшие два года мировая обстановка сильно изменилась. Он объяснил, что для России логично отвечать на изменения обстановки, обеспечивая свои национальные интересы. Похоже, Россия, едва выдерживающая давление западных санкций, начала стрелять во все стороны, чтобы изменить ситуацию.

Как ни странно, американские СМИ не обратили на все это внимания. Первые 20 минут очередных дебатов кандидатов в президенты были посвящены новой аудиозаписи Трампа, но затем они говорили о не выплаченных налогах Трампа, о тайной электронной переписке Клинтон, а также о войне в Сирии. Американские журналисты получили прекрасную возможность испытать в реальном времени стратегическое мышление кандидатов.

Это особенно касается Трампа, который в интервью The New York Times в июле заявил, что, если он станет президентом, то США будут защищать союзников по НАТО от российской агрессии, только после того, как они выполнят свои обязательства.

Карточный домик рушится

Переброска ракет в Калининградскую область стала вызовом, частью нездоровой динамики российско-американских отношений, цепочки действий и противодействий, которые совершают с нарастающей частотой. Оглядываясь назад, можно сказать, что этот процесс начался в сентябре 2015 года, когда Россия застала Запад врасплох, отправив войска в Сирию и заняв на Ближнем Востоке позицию силы по отношению к США, причем те не могли или не хотели создать противовес России в регионе.

Появилось также сообщение о том, что Москва демонстрирует силу, приказав проверить состояние бомбоубежищ и противогазов на случай потенциальной войны.

Через год после американского решения позволить России действовать в Сирии по своему усмотрению стало ясно, чем за это заплачено. В мире обращают внимание в основном на гибель людей и разрушения в Алеппо, но в более широком контексте важнее растущее напряжение в отношениях двух держав.

На прошлой неделе напряженность достигла пика, невиданного после окончания холодной войны. США объявили о прекращении переговоров с Россией по Сирии, и это после двух недель интенсивных обсуждений, начавшихся после удара американской коалиции по военному аэродрому сирийской армии под Дейр-эз-Зором, перед вступлением в силу перемирия. В результате удара погибли около 90 солдат правительственных войск и, похоже, российские военные советники.

Представитель России при ООН Виталий Чуркин сказал, что напряженность в отношениях между Москвой и Вашингтоном, а также всем западным миром, достигла максимального уровня со времен Войны Судного дня. По его словам, общая ситуация достаточно плохая, худшая с 1973 года.

США выразили сожаление в связи с гибелью людей и заявили, что удар был нанесен по ошибке, но Россия этому не поверила ни на минуту. Все-таки речь шла об аэродроме сирийской авиации, хорошо известном объекте, и ошибиться было сложно. Ни у ДАИШ, ни у «Аль-Каиды» (запрещенные в России террористические организации — прим. пер.) аэродромов в Сирии нет.

Вопросы вызвал также момент нанесения удара. Это произошло в критический момент выполнения соглашения о прекращении огня, когда США и Россия должны были начать обмен информацией о целях ДАИШ. Сотрудничества в этой области добивалась Россия, тогда как США выражали меньшую заинтересованность.

Для России речь шла о самой важной части соглашения о прекращении огня, и не только из-за того что такое сотрудничество гарантировало бы путинскому вмешательству в сирийскую войну грандиозный успех. Россия находится в непростом экономическом положении из-за санкций, если бы в совместном штабе сложилась положительная динамика, и Кремль стал бы главным партнером в борьбе с ДАИШ в Сирии, то, возможно, в итоге появилось бы взаимопонимание по вопросам Украины и Крыма.

Возможно, появились бы условия для частичной или постепенной отмены санкций, которые душат Россию. Это главное: Кремль в первую очередь беспокоят западные санкции.

Но весь карточный домик рассыпался из-за ударов под Дейр-эз-Зором, и Москва уверена, что ответственность лежит на министре обороны США Эштоне Картере. Его имени прямо не называли, но российский министр иностранных дел Сергей Лавров оставил мало места для сомнения, сказав, что в администрации США есть люди, которые изначально собирались сорвать перемирие, это те, кто разрабатывает планы применения силы. Яснее не скажешь.

У Картера действительно были причины возражать против российско-американского соглашения, составленного госсекретарем Джоном Керри и Сергеем Лавровым, особенно в той его части, которая касалась обмена разведданными. Пентагон опасался, что в итоге российская сторона поймет, как именно американская разведка добывает эти данные и использует по всему миру, от Сирии до Украины и Прибалтики, от Восточной Европы до Северного полюса.

Несмотря на растущую напряженность в американо-российских отношениях, Пентагон не попытался остудить накал страстей. Когда сирийские войска усилили обстрелы блокированного Алеппо, Эштон Картер отправился на американскую военную базу в Дакоте, где находятся ракеты Минитмен с ядерными боеголовкам. Там он заявил, что впервые после окончания Холодной войны ядерным силам США увеличат финансирование на 108 миллиардов долларов.

Ответная реакция не заставила себя ждать. На прошлой неделе Владимир Путин подписал указ о выходе из соглашения 2009 года о сокращении запасов плутония и снижении количества зарядов в арсеналах держав. Размещение ракет под Калининградом стало продолжением той же линии.

Не подогревать амбиции хулигана

Выступая в парламенте, Владимир Путин объяснил решение выйти из соглашения радикальным изменением обстановки, а также стратегической угрозой стабильности России, сложившейся в результате враждебных действий Америки. За его речью последовали и новые конкретные шаги, в частности, российские войска в Средиземном море были усилены кораблями с дальнобойными крылатыми ракетами, а также комплексами ПВО С-300, впервые развернутыми за пределами России.

Россия заявила, что ЗРК С-300 должны защищать их базу в Тартусе, но американцы не поверили. В общем, стратегия США сводится к тому, чтобы не подогревать амбиции районного хулигана, уделяя чрезмерное внимание его действиям. Вопрос в том, как долго США смогут продолжать придерживаться этой стратегии.

Путин выступил в парламенте не только с угрозами. Президент также обрисовал дорожную карту, призванную помочь державам выйти из тупика. По его словам, соглашение по сокращению запасов плутония можно будет возобновить, когда США сократят присутствие в странах Балтии, отменят все санкции против физических и юридических лиц, а также отменят принятый в 2012 году Акт Магнитского, с помощью которого американский Конгресс ввел санкции против российских чиновников, причастных к смерти адвоката Сергея Магнитского, разоблачавшего коррупцию.

Напряженность в отношениях не исчезнет ни завтра, ни после выборов в США. Сейчас русские и американцы пытаются заново выстроить отношения в Сирии, а возможно, не только там. Это реальный контекст происходящего.

Несмотря на серьезную напряженность, вряд ли одна из сторон намерена довести ситуацию до взрыва. Даже на прошлой неделе, когда эскалация достигла пика, появились признаки нового диалога. Хотя американцы и заявили, что прекращают сотрудничество с Россией в Сирии, Керри сдался первым и позвонил Лаврову.

Российский МИД поспешил сообщить об этих переговорах. Пресс-секретарь Госдепартамента США Марк Тонер был вынужден оправдываться. Он сказал, что со стороны госсекретаря было бы безответственно не выразить своих сомнений и озабоченности ситуацией в Сирии в беседе с российским коллегой.

Главный вопрос в том, когда именно прекратится эскалация. На фоне размещения российских ракет в Калининградской области американская администрация в официальном заявлении обвинила Россию в хакерской атаке в США и в попытке вмешательства в президентские выборы, которые пройдут в следующем месяце. Американский Совет по национальной безопасности заявил, что, согласно выводам следствия, только высшие должностные лица России могли утвердить такую хакерскую атаку.

До американских выборов осталось меньше месяца. Наибольшие опасения связаны с мощной кибератакой, способной погрузить в хаос систему выборов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.