В новой книге королева Маргрете высказывается по одному из самых спорных вопросов современности. Мы недооценили вызов успешной интеграции, считает она. Она призывает не бояться выдвигать требования, в том числе к самому себе.

Датчанам надо научиться информировать приезжих о ценностях, на которых строится их государство. Необходимо уметь выдвигать требования к людям, желающим стать частью датского общества.

Таков призыв королевы Маргрете в новой книге интервью «Глубинные корни: королева — о Дании и датчанах» (De dybeste rødder — Dronningen fortæller om Danmark og danskerne) авторства журналиста Berlingske Томаса Ларсена (Thomas Larsen). Королева описывает свое представление о настоящих датчанах в свете последних десятилетий, одна их тенденций которых — иммиграция со всех краев света.

Королева осознала, что мы, датчане, недооценили вызов успешной интеграции. Это проявилось и в том, что мы вовремя не прояснили правила игры для групп мусульманских мигрантов, уже готовых бросить вызов датской демократии.

«Пожалуй, мы думали, что это произойдет само собой. Если ходишь по улицам Копенгагена, пьешь муниципальную воду, ездишь на общественных автобусах, то быстро станешь датчанином. Мы верили, что для тех, кто переезжает сюда жить, это так же очевидно, как и для нас. Но это оказалось не так. Теперь мы знаем. Человек не становится датчанином по закону природы, даже если живет в Дании. Это не происходит автоматически. По-моему, иногда приходится обновлять почву в горшке. Пусть они помнят о своих корнях, но надо следить, чтобы почва была здоровой», — говорит королева в книге.

Она уверена, что большинству датчан надо яснее высказываться о правилах и ценностях, лежащих в основе датского государства, потому что если они не в состоянии четко заявить о своей позиции, то не смогут научить правильному поведению других.

«Над этим надо работать. Иногда необходимо усадить человека на стул и заявить: „Эй! Так не пойдет“».

«Совсем не просто»


Королева заявила о своей позиции через год после того, как разразился миграционный кризис с беженцами, бредущими по датским шоссе. Политический тон Дании ужесточился, начались дебаты о том, что означает быть датчанином.

По словам королевы, она увидела новые перспективы развития по сравнению с 1960-ми, когда миграция только начала набирать обороты, и всем датчанам казалось, что это «увлекательно».


«Нельзя пускать все на самотек. Так ничего не получится. Мы верили в переход. Многие из нас полагали, что когда человек приезжает на новое место, он похож на промокашку, которая впитывает в себя все новое. Но это не так. Может быть, дело и в том, что когда одновременно прибывает такое количество мигрантов определенной веры, привыкших жить в совершенно иных условиях, то все усложняется. Они обособляются и живут изолированно, по своей воле или вопреки ей», — рассуждает королева Маргрете.

Школа и образование — один из важнейших каналов общения с новоприбывшими, считает она, однако не скрывает, что не может предложить конкретного рецепта успешной интеграции.

«Если бы я его знала, я была бы действительно мудрой женщиной. Но это совсем не просто, и я не тот человек, который может ответить на вопрос, что надо делать. Нам еще предстоит это выяснить, и я верю, что мы в некотором смысле должны порадоваться сложности этой проблемы, ведь мы можем встать с ней лицом к лицу и принять разумные меры».

Количество имеет значение


Нынешний министр по делам культуры и церкви и бывший министр интеграции Бертель Хордер (Bertel Haarder) дольше всех сохраняет свой пост в новом правительстве. Он говорит, что полностью поддерживает королеву. «Она описывает происходящее как развитие, через которое прошли многие из нас. Припоминаю, что когда я только вступил на должность министра интеграции, я сказал, что количество беженцев и мигрантов не имеет особого значения, если у них у всех есть работа. Это звучит неплохо, но, к сожалению, это не так. Количество имеет значение».

Бертель Хордер сейчас разрабатывает общий свод датских правил и уже выделил пять культурных ценностей, которые, по его мнению, заключают в себе самую суть датской национальности. Среди них — равноправие женщин и культура езды на велосипеде.

В связи с этим он хвалит королеву за то, что она обратилась к одной из сложнейших тем современности и при этом избегает прямых указаний.

«Королева сама вступила в эту дискуссию, и это обезоруживает. Она обладает редкой способностью четко выражать свою позицию по спорным вопросам и при этом объединять, а не разделять народ», — отмечает Бертель Хордер.

Председатель фолькетинга Пиа Кьерсгор (Pia Kjærsgaard) рада, что королева Маргрете «в течение всей своей долгой и активной жизни накапливает жизненную мудрость на основании многочисленных наблюдений и опыта и делится этой мудростью с народом».

«Когда я общаюсь с ученикам из разных классов, посещающими Кристиансборг, я всегда говорю, что хорош тот демократ, который прислушивается к чужой точке зрения и может со временем изменить свою, поскольку никто не запрещает ему становиться мудрее. Вот что значит быть демократом, вот что значит быть человеком, и королевы это тоже касается».

Историк и знаток королевской семьи Ларс Ховбакке Сёренсен (Lars Hovbakke Sørensen) отмечает, что королева стала смелее в высказываниях и больше интересуется политикой, чем прежде.

«Все крупные партии высказались в ходе дебатов о миграции, и ее позиция не имеет отношения к мнению партий, она просто показывает, что ее интересы лежат в той же области, что интересы политиков и многих датских граждан».

Как указывает Ларс Ховбакке Сёренсен, эти новые высказывания многое говорят о нынешнем монархе.

«Важно, что она обращается к актуальным социальным вопросам, она — не фигурка на вершине свадебного пирога, ведь тогда ее должность была бы нефункциональна. Такова всегда была ее позиция».

Королева о миграции


Королева Маргрете не в первый раз высказывается о сущности датского гражданина и о мигрантах. Если вспомнить ее интервью и новогодние речи за последние годы, то можно проследить, как развивались ее взгляды.

«Когда мы видим, как они не решаются принять наш образ жизни, наш язык, наше гостеприимство слишком быстро заканчивается… И вот мы обращаемся к ним с нашим датским юмором, строим из себя умников. Мы встречаем их с прохладой, а оттуда рукой подать до притеснений и грубости» (о том, как датчане принимают чужаков, — в новогодней речи 1984 года).

«До недавних пор мы были народом без меньшинств. Все вокруг говорили по-датски. Но вдруг появились те, кто по-настоящему выделяется на общем фоне. И люди занервничали. Что происходит? Нередко возникает агрессивная реакция. Я вижу, как это бывает, и ни в коем случае не одобряю. Мне просто кажется, что это слишком неправильно» (о меньшинствах — в Det Fri Aktuelt в 1988 году).

«Теперь у нас сформировалось иммигрантское общество, и неправильно отвечать на разумные замечания ледяной вежливостью» (о жизни в новое время — в The Sunday Times в 1989 году).

«Мы никогда не должны идти на поводу у заблуждения, что все датское безусловно хорошо, а все иностранное — подозрительно просто потому, что чуждо нам. Этот упадочный отторгающий национализм проявляется в ксенофобии и презрении ко всем непохожим на нас, и мы должны от него отказаться» (о националистских тенденциях — в новогодней речи 1992 года).

«Сейчас ислам бросает нам вызов как на глобальном, так и на региональном уровне. Мы должны отнестись к нему со всей серьезностью. Мы долго позволяли ему расти. Мы были толерантны и довольно ленивы» (о противостоянии исламу — в книге «Маргрете» Аннелизе Биструп (Annelise Bistrup) в 2005 году).

«Нельзя ожидать, что прибывающий на новое место, в чужую страну, сразу выбросит за борт все свое наследие как ненужный излишек. Такие люди забывают свои корни. Когда пересаживаешь дерево, у него должна быть здоровая корневая система, ведь ему предстоит и на новом месте всасывать питательные вещества, расти и процветать» (о сложностях жизни на новом месте — в новогодней речи в 2006 году).

«Они приходят в наше общество. Мы должны дать им пространство, а они должны понимать, где находятся. На земле нет двух одинаковых мест. У нас сложившееся общество, оно охотно принимает новых людей, которые в этом нуждаются, но и они должны понимать, где оказались» (об угрозах, возникающих, когда граждане или группы граждан иностранного происхождения отворачиваются от общества, в котором живут, — в Berlingske в 2015 году).

«Я бы не назвала нас мультикультурной страной, но здесь живет множество людей с различными корнями, разного происхождения и разных конфессий. Как королева Дании я обязана быть лютеранкой, но это не значит, что в стране не может быть других вер. С другой стороны, мне кажется, что моя вера помогает мне понять другие религии. И я представляю всех граждан Дании» (о Дании как мультикультурном обществе — в Der Spiegel в 2016 году).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.