В минувшее воскресенье пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков сделал краткое по форме, но не по содержанию, заявление для российской прессы. Он отметил, что Путин и Эрдоган обсуждают мельчайшие детали, связанные с событиями в регионе, и между ними существует чрезвычайно крепкое взаимное доверие.

Это заявление показывает, что прежде всего иракскую и сирийскую проблемы оба государства оценивают в целом. Выражение «события в регионе» можно понимать как знак того, что в отношении Ирака и Сирии стороны не применяют две разные стратегии.

Мы заостряем внимание на этом выражении по той причине, что Россия сделала это заявление не для Турции, а для США. Ведь США преследуют в Ираке одну стратегию, а в Сирии — другую, несмотря на одинаковые цели. По крайней мере, сейчас в Ираке они, покровительствуя режиму, ограничивают пешмерга, в то время как в Сирии, поддерживая вооруженные курдские группы, США пытаются раскачать режим. Песков же подчеркивает, что Россия не одобряет эту политику, и говорит о необходимости целостно подходить к оценке ситуации. Поскольку Турция придерживается такого же подхода, между двумя странами нет проблем, напоминает он.

Стратегические рамки

Еще один вопрос, на котором Песков делает акцент в своем заявлении, тесно связан с первым тезисом. Как отметил пресс-секретарь президента, если Асад уйдет, Сирия окажется в руках джихадистов.


Наряду с тем, что реалистичность этого утверждения весьма спорна, оно согласуется с проектами всех западных государств. Если бы речь не шла о том, что Асад рассматривается как препятствие на пути прихода радикальных групп к власти в Сирии, курс «арабской весны» не изменился бы в Египте, в эти процессы не вмешались бы и снова не привели бы к власти структуры, аналогичные асадовскому режиму.

Вместе с тем у заявления из России есть и другие аспекты. Россия намекает: даже если Асад совершил преступления против человечества, его нужно защитить от групп, которые могут совершить еще большие преступления. Таким образом, если несколько перефразировать известное выражение, заставляя посмотреть смерти в глаза и призывая не бояться лихорадки, Россия сообщает, что до самого конца намерена поддерживать режим Асада.

Россия чрезвычайно тонко напоминает, что эту политику должны поддерживать и европейские страны. Она, по сути, говорит: пока джихадисты завоевывают позиции, Европе угрожает еще большая опасность. Европейские страны, конечно, знают это. Но это заявление может подразумевать обращенный к Европе призыв проводить политику, поддерживающую центральные правительства, а не «другие какие-нибудь группы».

Риск остаться ни с чем

Этот призыв к Европе о необходимости предпринимать действия, направленные на укрепление багдадского и дамасского режимов, — по сути, требование того, чтобы США быстро положили конец войнам чужими руками. Кроме того, оно подразумевает, что политика США, стремившихся не допустить вмешательства Европы в регион, провалилась.

В то же время в заявлении из России о Турции есть и намек на то, что доверительные отношения между Турцией и США разрушились. Кроме того, по существу, Песков говорит — хотя трудно сказать, насколько это правда, — что Турция и Россия сходятся во мнении о необходимости защиты режима в Сирии. Несмотря на то, что, судя по этому заявлению, Россия как бы стоит на стороне Турции и ее тезисов и чуть ли не побуждает Европу и Турцию к сближению, здесь не совсем такой сигнал. Россия знает, что употребление слов «Путин» и «Эрдоган» бок о бок наталкивается на негативную реакцию на «Западе». Она фактически говорит Западу: «Турция перешла на нашу сторону». А судя по этому выражению, Россия ведет свой армрестлинг с США посредством Турции. В США делают примерно то же самое, только тише. Одни говорят: «Мы доверяем Турции», — другие: «Мы не доверяем». Выстраивание политики при сохранении этих подходов может породить риск остаться ни с чем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.