Если вы хотите найти свидетельства того, насколько широко распространенными стали антироссийские предрассудки, просто посмотрите на обложку журнала Time двухнедельной давности. На красном фоне, мгновенно вызывающем ассоциации с коммунистической угрозой, вы увидите улыбающегося Путина, очень напоминающего злодеев из фильмов о Джеймсе Бонде, в то время как заголовок внушает читателям, что Россия пытается сорвать выборы в США. Или взгляните на новый номер Economist. Там вы снова увидите коммунистически красный фон, и на вас снова будет смотреть Путин, хотя на этот раз он мертвенно-бледный, с впалыми щеками и с красными зрачками в форме истребителей. Статья называет очень просто, «Путинизм», но этот мрачный визуальный образ действительно внушает страх.

Не нужно испытывать особой любви к Владимиру Путину с его диктаторскими замашками — не говоря уже о нетерпимости российского государства по отношению к свободам своих собственных граждан — чтобы понять, что есть нечто чрезвычайно тревожное в бесконечной критике и обвинениях в адрес России, которые сейчас слишком легко слетают с уст западных политиков и экспертов. Это не только мешает объективно рассматривать и анализировать проблемы и кризисы, но и разжигает напряженность, создает в международных отношениях такую динамику, которая является нерациональной, непредсказуемой и даже опасной.

Более того, слишком многих политиков и экспертов вполне устраивает подобная враждебность по отношению к России. Она сделала их до абсурда предвзятыми, что в некотором смысле вполне логично, учитывая их собственные недостатки и промахи.

Вспомните, какие дебаты и споры сейчас разворачиваются вокруг Сирии и ужасов в Алеппо. Многие западные политики с радостью сваливают все бремя вины на Россию, сравнивая ее действия с бомбовыми ударами нацистов по Гернике и беспечно обвиняя ее в варварстве и неописуемых зверствах. И пока они делают все это, выставляя себя вестниками мира и борцами с гуманитарной катастрофой, они забывают о своей собственной причастности к разрушению Сирии, о своих бестолковых попытках свергнуть режим Башара аль-Асада, о своей поддержке повстанцев, джихадистов, террористов и так далее, и о своих многолетних бомбовых кампаниях не только в Сирии, но и в Ираке.

Или вспомните об исключительном негодовании Запада по поводу существования в России «спонсируемой государством» допинговой программы и о призывах дисквалифицировать всех российских спортсменов, лишив их права принимать участие в Летних Олимпийских играх в Рио. Снова Россию во главе с главным злодеем Путиным выставили демиургом коррупции в мире спорта, страной, настолько увлеченной идеей восстановления национальной гордости, что она систематично создавала армию накаченных допингом спортсменов. Тот факт, что самые громкие допинговые скандалы в мире спорта последних нескольких лет, от лаборатории BALCO до Лэнса Армстронга (Lance Armstrong), разворачивались вокруг западных звезд спорта и компаний, очевидно, не оставил никакого следа в памяти тех, кто решительно намерен винить во всем целую страну — страну, которая, стоит напомнить, при всех своих допинговых нарушениях, так и не смогла догнать колонну мужественных британских велосипедистов, страдающих астмой.


Разумеется, нельзя обойти стороной возмущение Запада в связи с мнимыми попытками России вмешаться в ход выборов в США. Эти обвинения строятся прежде всего на данных о взломе электронной почты заклятого врага Путина, Хиллари Клинтон, множество писем которой указывают на ее тесную дружбу с Уолл-Стрит, а также на то, что она является циничным проповедником политики идентичности, и что она далеко не всегда знает, как отвечать на вопросы, не касающиеся самых острых тем. Эти электронные письма стали не столько откровением, сколько подтверждением очевидного. Однако одного предположения о том, что Россия может стоять за хакерской атакой, совершенной группой Fancy Bears, оказалось достаточно, чтобы самые агрессивно настроенные американские политиканы сразу же объявили эту атаку актом войны. Даже более осторожные политики и эксперты заговорили о «московской угрозе», в то время как Клинтон назвала своего соперника Дональда Трампа «марионеткой Путина».

Не нужно быть студентом факультета международных отношений, чтобы знать, что такое громогласное негодование по поводу предполагаемых попыток вмешательства в ход выборов США — это слишком острая реакция со стороны страны, которая вмешивалась в демократические дела других наций на протяжении многих десятилетий — от подрыва позиций итальянской коммунистической партии на национальных выборах в 1948 году и роли США в убийстве конголезского борца за независимость Патриса Лумумбы в 1961 году до их постоянного вмешательства, постоянного финансирования оппозиционных движений и их военных кампаний в обеих Америках — особенно это касается их столетних отношений с Гаити, где в 2009 году США профинансировали и одобрили результаты выборов, от участия в которых были отстранены все крупнейшие оппозиционные партии. Вспомните также Иран, где США организовали государственный переворот против демократически избранного лидера, и Афганистан, где после вмешательства США выборы превратились в поле битвы. Как говорится в одном исследовании, результаты которого были опубликованы в International Studies Quarterly, с 1946 по 2000 год Вашингтон и Москва вмешивались в выборы в третьих странах 117 раз.

Тем не менее, именно России достался ярлык единственного в мире злодея, именно Россию превратили в экзистенциальную угрозу для всего цивилизованного мира. Как говорится в издании Economist, «четыре года назад Митт Ромни (Mitt Romney), который тогда был кандидатом от республиканской партии, сказал, что Россия является для Америки „геополитическим врагом номер один“… Учитывая то, что Россия вмешивается в ход выборов в США, руководит массовыми убийствами в Сирии, аннексировала Крым и постоянно угрожает применением ядерного оружия, точка зрения Ромни превратилась в общепринятое мнение». Это действительно так. Издание Guardian пишет: «Главная стратегическая и дипломатическая проблема, а также проблема безопасности нашего времени заключена в вопросе: что делать с Россией?»

В воображении западных политиков Россия превратилась во врага, в угрозу, с которой необходимо справиться, в военную державу, которую необходимо поставить на место, как сказал член британского парламента Эндрю Митчелл (Andrew Mitchell). Однако такой образ России как главного врага Запада несостоятелен. Во-первых, в смысле захвата территорий Россия ведет себя не слишком агрессивно. Ее действия носят реактивный и оборонительный характер, о чем свидетельствуют ее жесткие попытки сохранить то, что еще осталось от государственных структур в Сирии, и ее военная попытка удержать хотя бы часть Украины в качестве буферной зоны. Но Россия не является зачинщицей: она не стремится активно расширить свои территории, она лишь хочет сохранить себя. Идея о том, что Путин мечтает о расширении границ воображаемой Российской империи, — это фантазия, причем фантазия не Путина, а западных политиков и комментаторов, которым нужна определенность в духе эпохи холодной войны.

Сейчас проблема заключается не в России, а в том образе России, который преследует умы западных политиков. Потому что непрекращающаяся демонизация Путина, навешивание на Россию ярлыка нашего заклятого врага оказывают реальное воздействие. Это еще больше разжигает существующую напряженность, превращает разрешимые споры в полномасштабные конфликты и еще больше дестабилизирует те страны и регионы, где Россия и Запад в настоящее время пытаются выяснить отношения, будь то Ближний Восток или Украина. Хотя Россия вовсе не является заклятым врагом Запада, антироссийские предрассудки сейчас настолько активно навязываются на Западе, что все это выглядит, как сознательная попытка сделать ее таковой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.