В январе 1933 года после множества отказов американский поэт Эзра Паунд (Ezra Pound) добился встречи со своим кумиром Бенито Муссолини в Риме. Пробежав глазами стихи своего поклонника — и, возможно, отвлекшись на присутствовавшую там хорошенькую молодую учительницу — Муссолини вежливо назвал их «занятными». Паунд решил интерпретировать ответ Муссолини как свидетельство гениальности своего кумира и собственной гениальности, после чего его разрушительная увлеченность Муссолини только усилилась. В рамках самой странной побочной сюжетной линии текущей предвыборной кампании небрежный комментарий Владимира Путина, по всей видимости, оказал точно такое же воздействие на Дональда Трампа.

Мы переживаем сезон теорий заговора. В определенных уголках интернета бытует убеждение, что Хиллари Клинтон разрешила провести атаку на Бенгази, чтобы скрыть факт продажи оружия террористам. Аналитики, пытающиеся понять корни отношения г-на Трампа к г-ну Путину, тоже могут приняться за поиски заговоров. Однако в его комментариях прослеживается некая закономерность, которая, учитывая приближение дня голосования, заслуживает тщательного анализа. Этот анализ позволит пролить свет на его небрежность в выработке политических решений, несмотря на то, что его мотивы все еще остаются неясными.

«Мужская дружба», как ее назвал Барак Обама, получила толчок к развитию после декабрьского высказывания г-на Путина, который назвал г-на Трампа «ярким» человеком, использовав слово, которое позже неверно перевели на английский язык как «блестящий». Однако г-н Трамп испытывал уважение к российскому президенту еще до того, как прозвучал этот воображаемый комплимент. Демонстрируя свою привычку принижать Америку, г-н Трамп сравнивает силу и лидерские качества г-на Путина с лидерскими качествами г-на Обамы — разумеется, в пользу первого — и отвергает все жалобы на ситуацию с защитой прав человека в России, отмечая, что «в нашей стране тоже много убивают». Недавно он сказал, что в случае его победы на выборах он договорится о встрече с г-ном Путиным еще до своей инаугурации. (Это будет их первая личная встреча, несмотря на все его намеки на то, что они прежде пересекаились. К примеру, после конкурса «Мисс Вселенная» 2013 года г-н Трамп заявил, что г-н Путин «был воплощением любезности».)


Генерал-лейтенант Кит Келлогг (Keith Kellogg), один из советников г-на Трампа в вопросах национальной безопасности, оптимистично охарактеризовал такой подход к отношениям с г-ном Путиным как «рейганский»: «С ним нельзя говорить снисходительно». Другой советник, генерал-майор Берт Мизусава (Bert Mizusawa), утверждает, что похвалы г-на Трампа в адрес российского президента «вовсе не означают, что он согласен со всеми его политическими решениями». Если бы восхищение г-на Трампа распространялось только на какие-то общие моменты, подобные утверждения казались бы вполне разумными. Проблема заключается в том, что — даже принимая во внимание невежество и непоследовательность г-на Трампа — его заявления не раз касались конкретных актуальных вопросов, вызывая при этом ощутимую тревогу.
 
Возьмем, к примеру, НАТО — главный источник раздражения для г-на Путина. Стоит напомнить, что г-н Трамп заявил, что этот альянс уже изжил себя, чем довольно сильно огорчил европейцев, усомнившись в необходимости следовать принципу взаимной обороны. По его словам, все будет зависеть от размеров расходов конкретной страны на оборону. Или вспомните, что г-н Трамп говорил об Украине, которую г-н Путин стремится контролировать. Г-н Трамп поддержал идею о смягчении санкций, введенных против России после ее незаконного захвата Крыма и его аннексии, которую, как г-н Трамп ясно дал понять, он, возможно, признает. Он отрицает свою причастность к махинациям на Республиканской национальной конвенции, которая заблокировала предложение о предоставлении Украине оружия, однако, по словам делегата Рейчел Хофф (Rachel Hoff), члены его команды, несомненно, несут за это ответственность.

По словам генерала-лейтенанта Келлогга, в украинском вопросе г-н Трамп хочет оставить все варианты действий открытыми, считая неразумным «начинать с позиции врага»: его хваленое мастерство в ведении переговоров является универсальным оправданием для всех его неподкрепленных заявлений. Его цель заключается в том, чтобы, по словам г-на Трампа, «заключить отличную сделку для нашей страны», в рамках которой прежняя вражда будет забыта, и Россия поможет Америке уничтожить «Исламское государство». (Кстати, двусторонние соглашения — это излюбленная форма взаимодействия г-на Путина.) Если его цель на самом деле такова, г-н Трамп демонстрирует несвойственное ему бескорыстие, потому что эта его общительность не принесет ему никакой выгоды на выборах. В отличие от других его неординарных взглядов, таких как протекционизм, и если не принимать во внимание крайних националистов, которые ошибочно восхищаются г-ном Путиным, такой подход г-на Трампа оттолкнет от него гораздо больше избирателей, чем привлечет.

Действительно, по мере развития предвыборной кампании риски для г-на Трампа выросли. После того как Майк Пенс (Mike Pence) заявил, что «на провокации России [в Сирии] Америка должна ответить силой», г-н Трамп публично выразил свое несогласие с этой точкой зрения и предпочел раскритиковать своего кандидата на пост вице-президента, вместо того чтобы осудить г-на Путина за варварские действия в Алеппо. Что удивительно, он открыто предложил России украсть электронные письма своего оппонента (это был «сарказм», как сказал генерал-майор Музисава). Между тем, он оспаривает выводы американских разведывательных агентств о том, что именно российские хакеры с разрешения «самых высокопоставленных чиновников» страны взломали серверы национального комитета Демократической партии. «Мы этого не знаем», — настаивает он.

Все это заставило бывшего главу ЦРУ назвать г-на Трампа «невольным агентом» Кремля. А бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт выбрала выражение Ленина, назвав его «полезным идиотом».

Кому это выгодно?

Что происходит? Согласно широко распространенной точке зрения, г-н Путин, чья неприязнь по отношению к г-же Клинтон уже давно ни для кого не является секретом, пытается помочь г-ну Трампу попасть в Белый дом — точно так же, как он поддерживает изоляционистов в Европе. На это указывает выбор времени для публикации украденных электронных писем на сайте WikiLeaks и других сайтах. Однако это является преувеличением устремлений Кремля, поскольку в рамках этой версии ему приписывается большее влияние, чем то, которым он обладает в действительности. «Мы делаем их трехметрового роста», — предупреждает Фиона Хилл (Fiona Hill) из Брукингского института. По мнению одного чиновника американской администрации, цель заключается не столько в том, чтобы повлиять на исход голосования, сколько в том, что посеять сомнения в самой избирательной системе. Это позволит отомстить за американскую критику российских выборов, дискредитирует будущие предупреждения и увещевания и испортит репутацию демократии США. Как недавно заявил главный пропагандист Кремля Дмитрий Киселев, эти выборы «нельзя назвать свободными и демократическими».

Но все это касается г-на Путина, а как насчет г-на Трампа? Возможно, он ощущает естественную близость с этим авторитарным лидером, который разделяет с ним равнодушное отношение к правде и пристрастие к грубым высказываниям и тоже считает унижение важным инструментом политики. Такое отношение г-на Трампа к г-ну Путину может также объясняться предполагаемыми симпатиями членов его команды. Некоторым из этих членов не удалось надолго закрепиться в его команде, как в случае с неизвестным прокремлевским советником г-на Трампа, который очень быстро покинул его предвыборный штаб. Другие задержались там надолго, как, например, руководитель предвыборного штаба Пол Манафорт (Paul Manafort), которому в августе пришлось уйти из-за скандала вокруг его связей с Виктором Януковичем, бывшим президентом Украины, получившим убежище в России.

Деловые интересы г-на Трампа тоже имеют определенное значение. В 2008 году Дональд-младший сказал в интервью eTurboNews, что «на долю россиян приходится довольно значительный объем наших активов». Возможно, он имел в виду продажи недвижимости россиянам, или же речь шла о выходцах из России и бывшего Советского Союза, работающих в некоторых компаниях г-на Трампа. Однако доходы от этих проектов остаются относительно небольшими: основная часть доходов г-на Трампа поступает от более зрелых предприятий. Он утверждает, что у него нет инвестиций в России, что подтверждается данными, находящимися в открытом доступе. Его самым прибыльным контактом, вероятнее всего, была продажа поместья на Палм-Бич одному российскому магнату.

Тем не менее, в прошлом г-н Трамп пытался пробиться на московский рынок недвижимости. И, несмотря на незнание геополитической ситуации, ему удалось уловить основные принципы российского капитализма. «Вопрос в том, кому и что известно, — отметил Дональд-младший. — В конечном итоге все получается так, как они хотят». Представители предвыборного штаба г-на Трампа отказались ответить на вопрос о его деловых планах, поэтому пока остается неясным, обусловлена ли его позиция в отношении России его деловыми интересами. Так же как и ответ на вопрос об истоках такой позиции. Тем не менее, как однажды сказал г-н Трамп о ком-то другом, его упрямая, нелогичная привязанность к г-ну Путину наталкивает на мысль о том, что «с ним происходит что-то такое, о чем мы не знаем».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.