Эпоха Советского Союза не закончилась, и Ближний Восток погрузился в хаос, спровоцированный постоянным поиском плацдарма в регионе. СССР никогда не был просто продавцом оружия. Можно было бы говорить, например, о строительстве плотины, но и этот проект был реализован исключительно в контексте противостояния с Западом и империалистического стремления установить зону своего влияния в Египте.

Нет ни одного основания полагать, что режим Владимира Путина в современной России хоть в чем-то лучше советской системы. Напротив, Путин совершает все те же ошибки, что допускало и советское руководство, отказываясь извлекать уроки из прошлого и опираясь только на глубоко укоренившиеся представления российских граждан о том, что его страна должна быть сверхдержавой. При этом они игнорируют, что Россия не обладает никакими признаками сверхдержавы, за исключением наличия ядерного и обычного оружия. Мы все время видим Путина, стремящегося вперед, за пределы территории России. Война в Сирии с сирийским народом при сотрудничестве с Ираном и координации действий с Израилем есть не что иное, как пример такого движения. Однако это тупиковое направление, которое приведет лишь к стагнации проводимой политики.

До распада Советского Союза Кремль играл важную роль, предоставляя помощь военным режимам, в том числе и сирийскому. Советский режим в России был куда хуже любой колонизации. Сирия проиграла в войне 1967 года во многом из-за того, что СССР заставил ее положиться на его поддержку.

Достаточно вспомнить, как Сирия стала баасистской, а до этого асадовской, Гамаль Абдель Насер потерпел поражение, которое привело к оккупации Израилем Голанских высот и Синайского полуострова, а также Западного берега на почти полвека. Израиль оккупировал сирийские стратегически важные территории, Западный берег, Восточный Иерусалим, всю Синайскую пустыню, в том числе и Сектор Газа, находившийся до этого под египетским управлением.

До 1967 года Москва не прилагала усилий к тому, чтобы объяснить руководству Египта и Сирии, что баланс сил не позволяет ей быть втянутой в конфликт с Израилем, и что лучше воздержаться от пустых лозунгов, доносившихся из арабских городов и деревень. Советский Союз не помог Сирии вернуть Голаны. Если только не рассматривать события октября 1973 года как настоящую войну, а не как маневр по легитимации режима Хафеза Асада, всегда желавшего играть определенную роль на региональном уровне путем терроризма и вымогательства. Вернуть Голаны за один день не удалось, кроме того, потребовалось продемонстрировать желание вести переговоры с Израилем для достижения иных целей, особенно в Ливане.


Тем не менее по-прежнему остается открытым вопрос: почему Москва не смогла сыграть позитивную роль на Ближнем Востоке?

Прежде всего потому, что у России, как и у Советского Союза, нет модели, которую она могла бы предложить и для которой могла бы найти последователей в любой точке мира. Внутренняя ситуация в России не столь благоприятна, Владимир Путин постоянно ищет внешнего врага, чтобы оправдать централизацию власти в своих руках, и скрывает ежедневные страдания российского народа. Единственным достижением Путина стало то, что он начал вести диалог с США на равных. Этот успех достигается за счет десятков тысяч сирийцев, убитых российским оружием. Сирийцы были осуждены, их города и села разрушены, они вынуждены мигрировать со своей земли. Удары военно-воздушных сил и бомбы, используемые силами режима и отрядами ополченцев из Ирана, выполняют возложенную на них задачу. Путин смог говорить своим гражданам, что вывел Россию на новые заслуженные позиции на карте мира. И что дальше?

Возможно, лучше всего в ситуации помогает разобраться книга Гарри Каспарова «Зима близко». К ней в своем материале, опубликованном несколько дней назад в газете Le Monde, обращается специалист по России Мэри Мендерес. Из этого материала можно понять, почему Россия зайдет в тупик.

Мэри Мендерес говорит: «Падение Берлинской стены осенью 1989 года и распад Советского Союза изменили границы, не только географические. Евроатлантический блок расширяется на Восток. В этом противостоянии нет никакого другого врага, кроме России. У России нет ни одного стабильного союзника. Даже ее отношения с Казахстаном не лучше отношений с Францией, Германией и, возможно, НАТО. От былой сверхдержавы остался только военный потенциал и ядерное оружие. Она стала средним по размерам государством, страдающим от снижения численности населения, тяжелого состояния экономики, размер которой сопоставим с итальянской экономикой. Общество становится все более замкнутым, а население беднеет».

Также исследовательница добавляет, что «Путин сконцентрировал в своих руках власть, что привело к ослаблению страны и народа. Упадок для России будет неизбежен, тем более что Путин не смог реализовать свою политику. Он не смог контролировать бывшие советские республики, установить партнерские отношения с Соединенными Штатами и деловые отношения с Европой для привлечения инвестиций. Таким образом, система все больше и больше оказывается в напряженном состоянии, и это вынуждает ее вновь и вновь рваться вперед. Путин больше не воспринимает никакой критики, даже исходящей от его ближнего круга. Это значит, что все решения он принимает сам, и рано или поздно это приведет к ошибке».

Даже все вышесказанное не позволяет объяснить российскую бомбардировку Алеппо и решимость уничтожить город. Что будет после разрушения города? Как можно будет это использовать политически? Будут ли США и Европа выстраивать деловые отношения с Россией, где все зависит от цен на нефть и газ?

В советской политике в отношении Сирии была своя логика. Всякий раз, когда Сирия ослабевала, она оказывалась во власти Советского Союза. В чем же логика в политике Путина? Достаточно ли для него контролировать сирийское побережье, чтобы не допустить экспорт газа из государств Залива (и не только оттуда) в Европу? Путин, как и Башар Асад, не понимает, что его режим закончится, и убийства сирийцев не вдохнут новую жизнь в его правление, которое длится уже 17 лет!