Давид Ааронович (David Aaronovitch) абсолютно прав, говоря, что не стоит переоценивать силу России («Если Россия выглядит сильной, помните, что она слаба», комментарии от 27 октября). Путин превратил Украину не в вассала, как рассчитывал, а в противника, и бойня в Сирии ни принесет России ничего, кроме окровавленных руин.

Убежденность Путина в том, что Россия участвует в героической борьбе с США — это опасное заблуждение. Величие России и ее определенная сфера влияния, к которым он так стремится, — это иллюзии. Задача сильного лидера состоит в том, чтобы построить процветающую страну, гарантирующую справедливость для всех ее граждан. На протяжении нескольких последних лет Россия переживает экономический и социальный спад, и решить эту проблему у Кремля не получается.

Бряцание «невиданным» оружием — это далеко не самая достойная реакция на деструктивные тенденции, являющиеся для России трагедией.

Эндрю Вуд (Andrew Wood), член Российской и Евразийской программы научно-исследовательского института Chatham House и бывший посол Великобритании в России:

Если нынешнее противостояние между Россией и Западом возвращает Давида Аароновича во времена, когда ему было 11 лет, то меня она возвращает в середину 1980-х годов, когда я был молодым советским курсантом-артиллеристом. Разумеется, на учебных стрельбах нам приходилось использовать самые старые снаряды — производства 1943 года. Только представьте себе, чего мы накопили в наших хранилищах к тому времени, и как это сказывалось на нашей экономике и способствовало экономической слабости.

Россия сейчас является капиталистической страной с частными предприятиями и модернизированной армией. Так что наш флот, проходящий мимо порта НАТО без дозаправки, вполне может означать, что мы не так уж и слабы. Кроме того, раз у страны есть атомная бомба, она — и ни слабая, и не сильная, потому что напасть не нее было бы самоубийственным шагом. Мерген Монгуш (Mergen Mongush), Москва: Давид Ааронович говорит о том, что Россия не так сильна, как ей хотелось бы казаться. Однако история показывает, что великие народы, становясь слабее, становятся более опасными.


Иллюстрацией этого является поход российского Императорского военно-морского флота через Северное море во время русско-японской войны. Заявление адмирала Рождественского о том, что 21 октября 1904 года он атаковал английские рыболовецкие суда недалеко от английского города Халл по ошибке, приняв их за японские миноносцы (так называемый Гулльский инцидент), остается сомнительным (письмо от 24 октября). Он якобы думал, что эти малые суда преодолели 15 тысяч миль за то время, которое потребовалось его Балтийскому флоту, чтобы добраться до Доггер-банки. Более вероятно то, что он опасался, что, возможно, это вражеские британские корабли. Англо-японский морской договор 1902 года, четко сформулированный теоретически, на практике был неоднозначен: если Япония окажется в состоянии войны с другим государством, то Англия останется нейтральной, но если с двумя — то Англия будет помогать. Поэтому в условиях тумана и плохой видимости Рождественский не мог рисковать.

Проход российской авианосной группы через Ла-Манш на прошлой неделе без ущерба для нашего рыболовного флота — это уже прогресс. Правда, дата этого события (опять 21 октября), на которую приходится 211-я годовщина Трафальгарской битвы, несомненно, была не просто совпадением. Если новая холодная война ведется лишь с помощью дат, то единственное, чего нам нужно опасаться — это того, что слегка задета наша гордость. Однако очевидной опасностью стало то, что военно-морские и военно-воздушные силы теперь находились гораздо ближе.

Однако мы должны понять и нашу собственную слабость. После Ютландского сражения (в мае 1916 года) кайзер заявил, хотя и преждевременно, что «магия Трафальгара развеяна». Между тем, то же самое может заявить и Путин, но в отличие от кайзера, он будет прав.

Аллан Маллинсон (allan mallinson), Кавалерийско-гвардейский клуб, Лондон W1: что меня поразило во время недавней поездки в Литву — это отличное качество дорог. Они на самом деле, идеально подходят для российского вторжения с новым супертанком «Армата» во главе колонны, даже если, по словам Давида Аароновича, их всего 250.

Роджер Макдональд (roger macdonald), Ричмонд, Суррей: Давид Ааронович («Если Россия выглядит сильной, помните, что она слаба» комментарий от 27 октября) напоминает нам, что горбачевские реформы были обусловлены утверждением о том, что Россия не может конкурировать с Западом. В этом он прав, а также прав, подчеркивая слабость сегодняшней России. Однако при Путине возникают обстоятельства, опровергающие эти утверждения.


В 1980-х годах на Западе было сильное лидерство. Рейган и Тэтчер, в частности, видели, что надо делать; расходы на оборону были такими, что Запад обладал надежными и эффективными вооруженными силами в плане обычных и ядерных арсеналов.

Путин возродил гордость в павшей духом деморализованной стране; для многих россиян он — человек, способный восстановить ее как мировую державу, и им это нравится. Преклонение перед ним может ослабнуть, но учитывая его фактическую монополию в СМИ, вряд ли это произойдет скоро. Россия, как говорил Черчилль, «будет барабанить в каждую дверь и стучать в каждое окно, пока не найдет, где открыто». Как весьма успешно продемонстрировал Путин, на Западе и во всем мире есть много открытых дверей и окон — он показал полное пренебрежение к дипломатии и то, с каким уважением относятся к таким качествам, как сила. Его надо сдерживать, а для этого потребуются лидерские качества и стратегическое мышление, которых в настоящее время не видно. Бывший начальника штаба ВВС главный маршал авиации Майкл Грейдон (Michael Graydon); бывший заместитель начальника штаба министерства обороны вице-адмирал Джереми Блэкем (Jeremy Blackham), Давид Ааронович мог бы добавить еще несколько подробностей, чтобы проиллюстрировать свои доводы — расходы на оборону в 2015 году: Великобритания — 56 миллиардов долларов, Россия — 66 миллиардов долларов; протяженность границы, которую необходимо защищать: Великобритания 12430 км, Россия 57840 км. Население, которое необходимо защищать: Великобритания — 65 миллионов, Россия — 144 миллионов человек.

Может показаться, что Россия явно экономит на оборонных расходах по сравнению с нами — не говоря уже о США, выделившими на военные нужды около 600 миллиардов долларов.

НАТО посылает войска и технику к границам России, по какой причине? Я предлагаю Сэру Майклу Фэллону и Йенсу Столтенбергу прекратить нагнетать панику. Бен Макинтайр (Ben Macintyre), Гоукотт, Букингемшир: Возвращаясь к статье Давида Аароновича, силу экономики лучше сравнивать по паритету покупательной способности, а не в текущих ценах в долларах: во-первых, в 2015 году Россия занимала шестое место в мире, уступив Германии, но опередив Великобританию, занимавшую девятое место. Не следует преувеличивать слабость экономики России. Во-вторых, расходы на оборону России были увеличены с тем, чтобы компенсировать отставание за те два десятилетия, в течение которых практически никакое новое оружие не закупалось. Правда, темпы модернизации вооружений сейчас начинают падать.

В бюджете на следующий год военные расходы составят 4,4% от ВВП, а в 2019 году сократятся до 3,9% (для сравнения — 5% в этом году). В-третьих, МБР «Сармат» еще не созданы и вряд ли они будут развернуты до 2020 года (в лучшем случае). В-четвертых, авианосцу «Адмирал Кузнецов» нет необходимости останавливаться в портах для дозаправки — в Средиземном море у российского флота сейчас есть три танкера. И, наконец, заявление российского Министерства иностранных дел, отрицающего, что авианосец будет использован для осуществления бомбардировок Алеппо, звучит правдоподобно. На мой взгляд, присутствие «Адмирала Кузнецова» в Средиземном море носит исключительно символический характер — Россия вновь стала сильной военной державой.

Профессор Джулиан Купер (Professor Julian Cooper), Центр российских, европейских и евразийских исследований, Университет Бирмингема: Проблемы, вызванные стремлением России отстаивать свои интересы на своих юго-западных рубежах и на Ближнем Востоке, возникли задолго до холодной войны. Именно во время войны с Турцией в 1877-1878 годах в Лондонском мюзик-холле пели: «Нам не нужен бой, но, ей-богу, коль случится так, людей найдем мы, корабли найдем и деньги для атак!»

Хорошее было время!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.