Некоторые публично отметают все эти обвинения. Например, Франсуа Фийон, кандидат на праймериз правых, премьер в период утверждения проекта осенью 2007 года и ярый защитник оси Париж-Москва. «С ходу обвинять Россию в стремлении превратить культурный центр в Париже в станцию прослушки, значит подпитывать бессмысленные и даже вредные заблуждения», — отметил он в мае в Женеве накануне семинара о России. Другие придерживаются совершенно противоположной точки зрения после открытия центра 19 октября, особенно на фоне обострений отношений с Москвой из-за войны в Сирии и на Украине. «Речь идет о российском здании, которое обладает дипломатически иммунитетом и находится всего в нескольких сотнях метров от МИДа и Елисейского дворца, — объясняет бывший дипломат, работавший в Средней Азии. — Поднять вопрос о его применении и возможных рисках — это минимум того, что можно сделать».

Во французских СМИ, без сомнения, разгорелась бы полемика, если бы Владимир Путин, как изначально ожидалось, сам бы перерезал ленточку 19 октября. Легко представить себе фото российского лидера у подножия впечатляющего комплекса на набережной Бранли с пятью позолоченными куполами, который расположился между Эйфелевой башней и зданием Министерства иностранных дел. До начала работ в 2012 году в здании у знаменитой улицы Коньяк-Жэ располагалась французская метеослужба. Теперь же тут разместился крупнейший русский культурный центр в Западной Европе. Только Владимир Путин не приехал. Бомбардировки мирного населения Алеппо и высказанные Франсуа Олландом сомнения не остались незамеченными. Дипломатическая неловкость. Официальный представитель Московского патриархата во Франции (200 000 верующих) Антоний Богородский подменил «царя» перед группой французских деятелей, в числе которых были бывшие министры Жан-Пьер Шевенман (Jean-Pierre Chevènement) и Рашида Дати (Rachida Dati). Единственным действующим представителем правительства стал госсекретарь по связям с парламентом Жан-Мари Ле Ген (Jean-Marie Le Guen).

На этом все закончилось? Не тут-то было. Многие французские дипломаты (все они хотят сохранить анонимность) с тех пор буквально осаждают МИД и Елисейский дворец. В записке бывшего посла в Москве, с которой удалось ознакомиться Le Temps, говорится о большой вероятности того, что российские разведслужбы могут воспользоваться зданием, где уже начали проводить культурные конференции. «В таких условиях мы намереваемся усилить защиту МИДа от прослушивания», — продолжает он, отмечая также близость Национального собрания и Минобороны.

Открытие русского духовно-культурного центра в Париже


Кроме того, Le Temps стало известно, что посол Германии Николаус Майер-Ландрут (Nikolaus Meyer-Landrut), чья резиденция расположена неподалеку от центра, поручил этим летом контрразведке провести «проверку». Под угрозой может оказаться и находящееся рядом посольство Швейцарии. Что немаловажно, совсем рядом с центром на набережной Бранли находятся апартаменты, которые администрация президента предоставляет дипломатическому советнику и главе личного штаба главы государства. Жила там и Анн Пенжо (Anne Pingeot), любовница Франсуа Миттерана и мать его дочери Мазарин. «Все эти госслужбы одно время пытались отговорить Николя Саркози от утверждения проекта, — рассказывает бывший советник президента. — Я сам видел несколько записок с пометкой “конфиденциально”». Однако после конфликта в Грузии в 2008 году приоритетом для Елисейского дворца стало установить доверительные отношения с тандемом Путин-Медведев.

Антироссийские круги

Влиятельный посол России во Франции Александр Орлов отметает все обвинения и утверждает, что источником слухов стали «антироссийские олигархические круги», которым, по его словам, пришлось не по душе решение французского суда отменить арест территории по делу о выплате компенсаций акционерам бывшей нефтекомпании ЮКОС магната Михаила Ходорковского. «Все здания осматривались во время строительства, хватит выдумок», — говорит он в российском посольстве в далеком XVI округе. По его словам, изначально предполагалось использовать бывшее здание Renault в Булонском лесу, которое расположено весьма далеко от Елисейского дворца. «У вас есть подозрения, что Вашингтон использует находящуюся в двух шагах американскую церковь?— продолжают наши российские собеседники. — Вы не забыли, что американское посольство находится прямо у Елисейского дворца, и что в 2015 году пресса писала об устроенной АНБ прослушке?»

В книге «Русская Франция» журналист Николя Энен (Nicolas Hénin) подвел итоги, отметив реальный риск шпионажа, а также стремление Москвы воспользоваться центром как инструментом скрытой пропаганды, «мягкой силы» в самом центре Парижа. В частности он говорит об отчете по «деятельности российской разведки во Франции, который свидетельствует о том, что та стала вновь придерживаться логики холодной войны, однако с куда более мощными ресурсами и средствами». Пока что никто этого не опроверг.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.