На фоне этой противоречивой и неприглядной (и, к счастью, почти закончившейся) президентской кампании в США не получила должного внимания одна опасная сюжетная линия — действия российских властей, направленные на срыв американского политического и избирательного процесса.

В июле хакеры опубликовали огромный массив данных электронной переписки, похищенной с сервера национального комитета демократической партии США, из-за чего его председатель была вынуждена уйти в отставку. Несколько недель спустя в сети появились адреса личной электронной почты и номера телефонов почти 200 законодателей. В прошлом месяце то же самое произошло и с электронными письмами председателя избирательного штаба Хиллари Клинтон Джона Подесты. Хакеры проникают в государственную избирательную машину повсюду в США, прощупывая ее уязвимые места.

В итоге все это превращается в беспрецедентную кампанию вмешательства в американские выборы. И все это приписывают (аналитики — государственные и частные) России. Какой же должна быть реакция на такое возмутительное вмешательство?

Прежде всего, не следует паниковать. Подеста не без основания расстроен из-за своей электронной переписки, и мысли о том, что утечка информации может повлиять на избирателей, вызывают серьезное беспокойство. Но никто не убит, и демократия не подорвана. Лица, ответственные за организацию и проведение выборов, знают об опасности, и вероятность серьезной фальсификации невелика. Республика (страна) выдержит.

Кроме того, есть некоторые признаки, указывающие на то, что США и их союзники уже реагируют. То, что хакерские атаки приписываются России, вполне может стать первым шагом к введению санкций. В прошлом месяце вице-президент США Джо Байден заявил, что вскоре могут последовать дальнейшие скрытые действия.

Все это и многое другое было бы оправдано. Но единственное, чего следует опасаться Белому дому — это использования собственного арсенала кибероружия. Эти средства по своей природе непредсказуемы. Они создают опасность того, что будут раскрыты возможности, которые могут позже пригодиться. И из-за эскалации киберконфликтов Соединенные Штаты потеряют гораздо больше, чем Россия. Лучше использовать инструменты — правовые, дипломатические и политические — которые доказали свою эффективность в прошлом.

Поучительным примером является Китай. В 2014 году — после его многолетней и настойчивой эскалации кибератак против американских корпораций — США предъявили обвинения пяти хакерам из числа китайских военнослужащих. Белый дом также пригрозил санкциями, применил дипломатическое давление и вообще поднял скандал. В конце концов, обе стороны пришли в прошлом году к широко разрекламированному соглашению по этому вопросу, и с тех пор количество кибератак, совершаемых хакерами, связанными с Китаем, значительно сократилось.

По поводу того, насколько именно это сокращение можно объяснить давлением со стороны США, ведутся споры. Но недвусмысленный сигнал был подан. Высокопоставленные чиновники с обеих сторон теперь обмениваются информацией о киберпреступности, и для улучшения информационного взаимодействия в настоящее время создается «горячая линия». Обман, лицемерие и разного рода уловки, несомненно, продолжатся. Но эти две страны, пусть медленно и урывками, все же обсуждают взаимовыгодные нормы поведения в киберпространстве.

Такого взаимопонимания с Россией у США нет. Для этого потребуется тот же набор угроз и компромиссов — та же политика кнута и пряника. Россия является весьма ослабленной державой, и ее попытки вмешательства свидетельствуют лишь о слабости. Но Соединенным Штатам все же необходимо сотрудничество с ней по многим вопросам — от космоса до Сирии. США должны дать ясно понять, что за вмешательство в процесс американских выборов придется платить. Но цена не должна быть излишне высокой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.