Синдзо Абэ ведет любопытный дипломатический танец с Владимиром Путиным. Трудно понять, почему он решил сделать это именно сейчас, когда из-за событий на Украине и в Сирии увеличивается дистанция между российским государством и союзниками Японии в ЕС и США.

Однако японский премьер-министр реагирует на убедительную и долговременную международную логику. Его задача заключается в том, чтобы найти баланс между стратегической логикой и серьезными краткосрочными рисками.

В следующем месяце запланирована поездка Путина в Японию. Это будет его первый за 11 лет визит туда в качестве президента. Оба лидера заинтересованы в достижении существенных результатов и приложили для этого немало усилий. Абэ публично заявил о своей решимости выйти из тупика в территориальном споре из-за четырех островов, которые в России называют Курилами, а в Японии Северными территориями. Россия аннексировала эти острова в конце Второй мировой войны. Данный спор мешает Токио и Москве подписать мирный договор и официально положить конец длительному конфликту.

Эти острова могут стать важным, хотя и чисто символическим призом для Абэ. В 1972 году премьер-министр Японии Какуэй Танака (Kakuei Tanaka) нормализовал отношения своей страны с Китаем, и этот прорыв считается одним из самых важных послевоенных достижений в сфере дипломатии. Абэ надеется, что сближение с Россией поможет ему помешать укреплению российско-китайского альянса.


Сближение с Россией это также составная часть китайской стратегии в отношении Японии. Конфликт из-за островов Сенкаку (в Китае их называют Дяоюйдао) в Восточно-Китайском море, а также действия Китая по освоению морских газовых месторождений привели к росту напряженности между Токио и Пекином. Абэ надеется создать некое расстояние между Китаем и Россией, сблизившись с Москвой.

Чтобы заложить необходимый фундамент, Япония намерена расширять экономические связи с Россией. На прошлой неделе Абэ отправил в Москву своего министра торговли Хиросигэ Сэко (Hiroshige Seko) для обсуждения вопросов экономического сотрудничества. Путину нравится такой подход, и кроме того, он отчаянно нуждается в иностранных инвестициях для реализации застопорившихся энергетических проектов, особенно в Сибири. Он сигнализирует о своей готовности к ведению переговоров по спорным территориям, пробуждая в Японии надежду.

Мировое сообщество стремится к поддержанию устойчивого равновесия сил перед лицом растущей китайской агрессивности. В этом отношении подход Японии может оказаться весьма кстати. Он уменьшает шансы на постоянное подталкивание России в сторону Китая и на превращение ее в «младшего партнера» по авторитарному блоку. Но чтобы не допустить такого исхода, понадобятся десятилетия.

В среднесрочной перспективе тактика японских действий в отношении Путина грозит ослабить взаимодействие в рамках G7 и подорвать санкции против Москвы.

Также существует опасность для национальных интересов Японии. Многие эксперты полагают, что Япония может надеяться только на возврат двух крошечных островов. В 1956 году Япония и Советский Союз подписали совместную декларацию, в которой говорится о том, что в случае заключения мирного договора Японии будут переданы самые маленькие острова Шикотан и Хабомаи. Они составляют всего семь процентов от общей площади Северных территорий и не обладают особой ценностью в плане экономики и безопасности. Ради такой маленькой победы Япония не может создавать риск отдаления от США и ЕС.

Японии также не следует особо надеяться на значимую российскую поддержку в ее соперничестве с Китаем, причем даже после подписания мирного договора. Россия с большой опаской смотрит на Китай, однако надеется на укрепление экономических связей с этой страной, особенно на строительство трубопроводов в восточном направлении для поставок природного газа.

Вполне понятно, что Япония хочет преодолеть давний территориальный спор, и в то же время, создать противовес растущей региональной мощи КНР. Но расколоть ради этого G7 было бы большой ошибкой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.