Кто мог подумать в начале американской предвыборной кампании, что Россия в итоге займет в ней такое видное место? Порой возникает такое впечатление, что Владимир Путин тоже баллотируется в президенты по причине того пристального внимания, которое ему уделял Дональд Трамп и особенно Хиллари Клинтон. И хотя многие осуждают то, что им кажется российским вмешательством, моя страна в итоге вполне может сыграть позитивную роль и помочь США выбрать правильное направление своего будущего развития, как она делала это в прошлом.

Российское вмешательство во внутреннюю политику США не является новостью. Такое вмешательство происходит последние сто лет. Те посягательства, которые осуществляла Россия, неизбежно вызывали тревогу и мощную ответную реакцию. Но помогли они в итоге США или навредили?

В 1936 году организатор слабого и раздробленного профсоюза работников автомобильной промышленности Уиндхэм Мортимер (Wyndham Mortimer) приехал в город Флинт, штат Мичиган, о котором очень много говорили в ходе нынешней президентской кампании. Как написал Кеннет Уэст (Kenneth West) в своей книге об истории забастовки в компании General Motors в 1936-1937 годах, которая стала знаковым событием в американском профсоюзном движении, на заводе General Motors во Флинте Мортимер увидел обескураженных и напуганных рабочих. Они держались за свои рабочие места, несмотря на ужасные условия труда. Им приходилось работать больными, переступая через своих товарищей, которые падали от изнеможения в сорокаградусную жару.

Профсоюз работников автомобильной промышленности убедил их захватить завод. В конечном итоге, не без помощи со стороны администрации Франклина Рузвельта, рабочие одержали крупную победу, вынудив руководство компании сесть за стол переговоров и приступить к улучшению условий труда, а также поднять заработную плату.

Мортимер был членом коммунистической партии, которая на момент забастовки во Флинте поддерживала показательные судебные процессы Сталина, получая из Москвы финансовую помощь и указания. Американское правительство и профсоюзное движение были недовольны таким влиянием коммунистов, и после Второй мировой войны оно постепенно ослабло из-за мощного давления со стороны комиссии палаты представителей по расследованию антиамериканской деятельности. Возможно, это положило начало процессу упадка американского профсоюзного движения, но до этого профсоюзы создали стимулы для диалога между работниками и работодателями, и заложили основы современной культуры трудовых отношений в промышленности.

Из-за преследования коммунистов в 1940-х и 1950-х годах некоторые из них превратились в истинных американских героев, к которым люди даже сегодня относятся с глубоким почтением. Вышедший недавно фильм «Трамбо» показывает драматическую жизнь голливудского сценариста Далтона Трамбо, который был коммунистом и членом «голливудской десятки». Трамбо в 1993 году получил награду Киноакадемии за снятый в 1953 году фильм «Римские каникулы». Его имя в титрах не было упомянуто, так как Трамбо включили в черный список. Он и другие коммунисты, которых считали русскими агентами с гораздо большим основанием, чем сегодня считают Трампа, оказали большое влияние на культуру Голливуда, которая, надо отдать ей должное, по сей день сохраняет свои либеральные традиции — как мне кажется.

В 1960-х и в начале 1970-х годов Советский Союз поддерживал антивоенное движение в США. Полковник Станислав Лунев, ставший самым высокопоставленным перебежчиком в США из российской военной разведки ГРУ, писал об этом так:

Большим сюрпризом для американского народа станет то, что ГРУ и КГБ на антивоенную пропаганду в США получали больше средств, чем на экономическую и военную помощь вьетнамцам. Антивоенная пропаганда обходилась ГРУ в миллиард с лишним долларов, однако история показывает, что это была исключительно успешная кампания, окупившая все затраты. Антивоенные настроения создали невероятный момент силы, существенно ослабив американскую армию.

Этот ущерб оказался воображаемым или недолговечным, ибо американские вооруженные силы являются самыми мощными в мире. Однако борьба за мир сформировала музыку, литературу и политику американского поколения беби-бума. Я сомневаюсь, что это поколение захочет, чтобы эту страничку вычеркнули из их прошлого, хотя она несомненно была написана под российским влиянием.

В 1980-е годы Советский Союз слабел и умирал, из-за чего следующие 20 лет влияние России на Западе было слабым. Россия превратилась в очередную страну третьего мира. Теперь уже не она оказывала влияние на Америку, а Америка на нее. Наверное, это заставило американцев немного подзабыть прошлое, в силу чего возвращение России в 2016 году вызвало особую тревогу.

Пока нет никаких официальных доказательств того, что российское государство заказало или осуществило хакерское нападение на серверы Национального комитета Демократической партии и на электронную почту помощников Клинтон. Однако фирмы кибербезопасности и представители американского разведывательного сообщества в своих заявлениях пытаются возложить ответственность на Россию, делая следующий вывод: «Если исходить из масштаба и засекреченности этих действий, напрашивается вывод, что санкционировать их могли только самые высокопоставленные российские руководители». Кроме этого, есть множество историй с упоминанием неназванных источников из разведки, например, статья в Newsweek, где говорится, что российские «пропагандисты и кибероперативники» в США якобы получали плату за свою работу под видом российских пенсий по старости.

Все эти рассказы о тайной пропаганде кажутся мне сплошной комедией. Российские СМИ, такие, как вебсайт Sputnik и телеканал RT, хорошо известны и открыто работают в США, вещая на тех, кто не верит ведущим средствам массовой информации господствующего направления. Российские государственные каналы смотрят скучающие по родине эмигранты и те, кто не очень уверенно владеет английским. А посмотрев эти передачи, они пересказывают их содержание друзьям и знакомым. И платить им за это не надо.

Даже если Кремль и не взламывал серверы демократов, его пропагандистская машина изо всех сил старается довести содержание утечек до американской и до российской аудитории, представляя политическую систему США более прогнившей и безнравственной, чем путинский режим.

В результате такой ядовитой пропаганды, которую усиливают все эти безымянные источники и полусырые разведданные, возникает атмосфера подозрительности, и тогда в ведущей прессе появляются паникерские статьи антироссийского содержания на манер недавних заявлений республиканского активиста из Техаса, который назвал геев «термитами», направленными в США Советами, чтобы уничтожить нравственные основы Америки.

Деятели на левом фланге, такие, как журналист Гленн Гринуолд (Glen Greenwald), и сторонники Трампа на правом, такие, как друг республиканского кандидата Роджер Стоун (Roger Stone), заявляют о «неомаккартизме».

Я не готов подписаться под этим утверждением хотя бы потому, что будучи гражданином России, я не просто могу работать в ведущей новостной организации Америки. Меня приветствуют те многочисленные американцы, у которых я беру интервью, освещая избирательную кампанию. А они представляют широчайший политический спектр, начиная с пламенной прогрессивистки Лиз Гарст (Liz Garst) из Айовы, которая, на мой взгляд, олицетворяет все то лучшее, что было в российском влиянии прошлых лет на США, и кончая крайне правыми представителями военизированных группировок в северной Флориде, которые, пожалуй, больше всех подвержены нынешней разновидности российской пропаганды.

Американцы в целом благожелательно относятся к визитерам и необычайно услужливы по отношению к журналистам. Но они с гораздо большим подозрением относились к русским во времена Советского Союза. Несмотря на все попытки якобы прогрессивной Хиллари Клинтон, эта подозрительность пока еще не вернулась. Но она может вернуться, если избиение России продолжится и после выборов. Но у меня есть такое подозрение, что эта буря немного стихнет, когда избирательные баталии станут уделом прошлого.


В любом случае, стоит задуматься о том, как Соединенные Штаты в этом году будут использовать в своих интересах внутри страны реальное и воображаемое российское вмешательство. Американцы — народ упрямый, и они привыкли поступать по-своему. В прошлом они обращали себе на пользу российские кампании влияния, пусть даже они велись с самыми худшими намерениями. Может ли путинская кампания пропаганды и даже кибершпионажа принести пользу?

Я считаю, что может. Путин оказывает США немалую услугу, приставляя свое злонамеренное зеркало к американскому политическому истэблишменту. Это зеркало тролля, но оно отражает неприятную реальность, демонстрируя самодовольную клановую элиту, которая пишет удобные правила для себя, но не для общества, которым правит. И значительной части этого общества с левого и правого фланга не нравится то, что они видят.

Как и предыдущие российские попытки изменить США, нынешние усилия должны привести к осознанию того, что пришло время навести порядок в американской демократии, сделав ее более представительной и всеохватывающей. Для этого следует отказаться от некоторых устаревших правил голосования, возможно, порвав пагубную удавку косной двухпартийной системы.

Страна, которую я увидел в этом году — большие города и маленькие поселки, которые я исследовал, прогрессивисты и убежденные сторонники Второй поправки, с которыми я встречался, вся эта огромная и великая земля заслуживает лучшей участи, чем то, что она переживает сейчас. Я хотел бы внести в это свою маленькую лепту, и как мне кажется, моя страна тоже поможет в этом, хотя она и пытается причинить Америке вред.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.


Леонид Бершидский — обозреватель Bloomberg View. Он был учредителем и редактором российской деловой газеты «Ведомости», а также создал вебсайт Slon.ru.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.