В Москве многие союзники президента Владимира Путина, казалось, очень обрадовались победе Дональда Трампа на президентских выборах в США. Но они вовсе не так глупы: они понимают, что разрыв между относительно пророссийской риторикой Трампа в ходе предвыборной кампании и его фактической политикой может оказаться огромным. Радость и ликование — это своеобразный тактический прием, попытка польстить Трампу, чтобы он не забыл свои обещания, которые он давал Путину во время предвыборной кампании, когда он боролся против Хиллари Клинтон, занявшей жесткую антироссийскую позицию.

Кремль узнает, сработал ли этот тактический прием, когда Трамп займет место президента, однако, скорее всего, вероятность такого развития событий невелика.

В среду, спустя несколько минут после звонка Клинтон Трампу, в ходе которого она признала свое поражение, депутат Вячеслав Никонов, обращаясь к Государственной Думе, сказал: «Секунду назад Трамп начал свою речь как избранный президент Соединенных Штатов Америки, с чем и я вас всех поздравляю». Эту новость о победе Трампа Госдума встретила бурными аплодисментами. Глава комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий назвал избрание Трампа «утром надежды» для российско-американских отношений. В четверг, 10 ноября, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков отметил, что внешнеполитические взгляды Трампа и Путина «феноменально близки».

Сергей Марков, пропутинский внешнеполитический идеолог, написал на своей странице в фейсбуке следующее:

За Трампа проголосовало то самое молчаливое моральное большинство, которое живет в маленьких городках, имеет умеренные консервативные взгляды, верит в Богу, в семью, в мораль и хочет честно работать, а не воровать и не сидеть на пособии. Это же и опора Владимира Путина. Оба, Путин и Трамп, имеют сознание бизнесменов и ориентированы не на конфликт, а на договор. Оба успели сказать хорошее друг о друге. Это создает хорошие предпосылки для хороших отношений президентов России и США и для улучшения отношений.


Путин одним из первых поздравил Трампа с победой. Это тоже было сделано для того, чтобы заслужить расположение вновь избранного президента США. После новостей о победе Трамп сначала побеседовал с теми лидерами иностранных государств, которые не выступали открыто против него. Первым лидером, с которым он поговорил, стал президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси (Abdel Fattah el-Sisi), который первым поздравил Трампа с победой. Прошло необычайно много времени, прежде чем он поговорил с премьер-министром Соединенного Королевства Терезой Мэй (Therese May) — не потому, что Брекзит существенно уменьшил значимость ее страны, а, вероятно, потому, что она как-то назвала его «вздорным, нерадивым и заблуждающимся». Трамп ясно дал понять, что все высказывания он принимает на личный счет и что он не считает нужным за это оправдываться. Путин и его сторонники в Москве поняли этот сигнал: с них не убудет, если они публично выразят радость в связи с избранием Трампа — более принципиальные лидеры, такие как канцлер Германии Ангела Меркель, очевидно, не готовы к подобному.

Но ничто из этого не стоит считать проявлением эйфории. Путин осторожно отметил, что он «слышал» многообещающие заявления Трампа во время предвыборной кампании — вероятно, имея в виду обещания республиканского кандидата наладить сотрудничество в Сирии и перестать активно вмешиваться в ситуацию с Украиной — но сближение России и США будет представлять собой «непростой путь, с учетом той деградации, в которой, к сожалению, находятся отношения между РФ и США».

Глава комитета Госдумы по международным делам Слуцкий тоже призвал соблюдать осторожность. «Трамп немного играет на публику, — сказал он в одном из своих интервью. — Рейган тоже играл на публику, но это был один из самых антироссийски настроенных  президентов США». А Сергей Калашников, член верхней палаты российского парламента, назвал Трампа «ковбоем, выражающим интересы консервативной и достаточно агрессивной части общества США». «Мы клюнули на некоторые его реверансы в адрес России, ошибочно решили, что он нам подходит. Но любой президент США подходит только для США», — добавил он в своем интервью РИА Новости.

В отличие от американских экспертов, которые принимали разговоры Трампа о более мягком подходе к России за чистую монету — как и его высказывания о запрете на въезд мусульман в США и о том, что он не примет результаты голосования — члены окружения Путина не поддались этому соблазну. Они выстроили систему своих политических взглядов на основании той параллельной реальности, которую создают пропагандистские издания. В этой параллельной реальности Трамп был фаворитом Москвы на выборах, однако лишь немногие представители российского правительства верят в то, что внушает им машина пропаганды. Главный редактор российского канала RT Маргарита Симоньян была рада победе Трампа, но она опубликовала довольно саркастичный твит: «Если Трамп признает наш Крым, отменит санкции, договорится с нами по Сирии и освободит Ассанжа, я ухожу на пенсию. Ибо мир будет прекрасен».

Хотя американские СМИ, которые в основном поддерживал Клинтон, настаивали на чрезмерно упрощенной версии, заключавшейся в том, что Трамп начнет в одностороннем порядке начнет играть на руку России, у Кремля не было причин обманывать себя. Кто-то в Москве справедливо отметил, что ближайшие союзники Трампа занимают очень жесткую позицию в отношении России.

Кандидат Трампа на пост вице-президента Майк Пенс (Mike Pence) озвучил свою позицию в ходе дебатов вице-президентов, призвав к более активному противостоянию действиям России в Сирии. Сенатор Джефф Сешнс (Jeff Sessions), которого считают наиболее вероятным кандидатом на пост министра обороны США, призывал наказать Россию за ее аннексию Крыма.

Трое кандидатов на пост госсекретаря США тоже придерживаются жестких позиций в отношении России.

Бывший спикер Ньют Гингрич (Newt Gingrich) в прошлом поддерживал вторжение США на Балканы, которое стало для Путина одной из главных претензий к Америке, как к «мировому жандарму». Хотя Гингрич недавно озвучил свои сомнения в необходимости выполнения обязательств США перед восточноевропейскими членами НАТО, такими как Эстония, он вполне может оказаться более неудобным коллегой для министра иностранных дел Сергея Лаврова, чем Джон Керри. Сенатор Боб Коркер (Bob Corker) не раз критиковал администрацию Барака Обамы за излишнюю мягкость в отношении России Путина.

Вероятно, Кремлю легче всего будет взаимодействовать с Джоном Болтоном, бывшим послом США в ООН. Он критиковал санкции США против России, потому что, по его словам, «они никак  не помогут остановить Путина» — и он оказался прав. Однако его тоже нельзя назвать изоляционистом: он отметил, что Путин предпочел бы видеть на посту президента Клинтон, потому что она слабая.

Если на ключевые посты Трамп назначит ястребов — что весьма вероятно, потому что иных кандидатов у него нет — многие скажут, что Путину следовало быть осторожнее в своих желаниях. Однако Путин с самого начала соблюдал осторожность. Если его машина пропаганды старалась помочь Трампу, то так происходило потому, что Кремлю нравится дестабилизировать устоявшиеся западные демократии: когда он добивается успеха, Путина начинают больше бояться и уважать. Но трансформировать эти эмоции в реальные преимущества гораздо сложнее, чем просто их вызвать, и, хотя Путин будет работать над этим с Трампом, возможно, он слышал песню Rolling Stones, которую часто включали на митингах Трампа: «Нельзя всегда получать то, что хочешь» (You Can't Always Get What You Want).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.