Утром в прошлую среду депутаты российского парламента разразились бурными овациями. «Коллеги, три минуты назад Хиллари Клинтон признала свое поражение на выборах президента США, а в данный момент Трамп начал свое выступление в качестве избранного президента», — объявил депутат Госдумы Вячеслав Никонов. Зал ответил продолжительными аплодисментами. Националист и паяц Владимир Жириновский — особенно вульгарная, но слабая российская версия Трампа — устроил в своем кабинете вечеринку с шампанским. Вскоре Владимир Путин послал Трампу поздравительную телеграмму, в которой написал, что приветствует «конструктивный диалог» с новым президентом США, «основанный на принципах равноправия, взаимного уважения и реального учета позиций друг друга».

Для российского президента победа Трампа стала экстраординарным поворотом событий, и не только потому, что Трамп с восхищением отзывался о Путине и разделяет его базовое понимание власти, в котором все решает сила, а не закон, СМИ или политические нормативные акты, ограничивающие волю лидера. Деловое восприятие Трампом политики, лишенное понимания истории или нормативных ценностей, привело его к позиции, которая похожа на список желаний Путина: признание российской аннексии Крыма, сомнения в обязательствах США перед НАТО, отрицание критики авторитарного правления Путина. Если Хиллари Клинтон была воплощением напористой, часто наглой породы неолиберальных интервенционистов, то Трамп в глазах России стал ее противоположностью — нелюбознательный популист со склонностью к изоляционизму и краткосрочному прагматизму.


Этот Трамп, чьей победы никто не ждал, даже в случае поражения мог бы нанести ущерб прочности и долговечности американских институтов. Как известно, Путин говорит, что он «яркий» — хитрое слово, означающее «красочный», «яркий», «кричащий», как неоновые огни на фасаде одного из казино Трампа. Российские государственные СМИ исследовали его методами агиографии, изобразили героическим иконоборцем, идущим против фальшивой американской системы. И это был сигнал не для американской, а для российской публики, которой необходим образ внешнего врага в лице Обамы или Клинтон, наследницы статуса-кво.

Трамп — президент иного типа. В последние недели перед выборами было видно, что тон российских СМИ изменился, и теперь они не столько превозносили Трампа, сколько смаковали плохую предвыборную обстановку, причем доставалось обоим кандидатам. Самый напыщенный телеведущий страны Дмитрий Киселев заявил, что американская предвыборная кампания «ужасно токсична, что вызывает лишь отвращение к тому, что до сих пор по непонятным причинам называется в Америке „демократией“». По его словам, победителю не повезет с самого начала. «Кто бы ни выиграл борьбу за Белый дом, над ним будет висеть угроза импичмента». «Можно предположить, что Кремль готовился встретить уже известного врага и надеялся только, что она вступит в должность как можно более ослабленной и рассеянной».


А сейчас Москва пытается выяснить, что на самом деле будет делать Трамп у власти. «Имеет ли он в виду именно то, что говорит?» — задается вопросом Сергей Рогов, директор Института американских и канадских исследований, государственного научно-исследовательского центра, который выводил аргументы для разрядки международной напряженности в советскую эпоху. «Всерьез ли Трамп говорит об улучшении отношений? Российские власти надеются, что да, и я тоже, но мы не можем знать наверняка».

Трудно представить себе, что Трамп будет оказывать на Москву серьезное давление в вопросе Украины, где Россия поддерживает сепаратистов, которые удерживают восточную часть страны, и снабжает их оружием, деньгами, дипломатическим прикрытием, посылает туда солдат своей армии. Учитывая, что интерес Европы в Украине угасает, Киев скоро окажется более одинок, чем когда-либо прежде. Правительству Петра Порошенко придется в конце концов всерьез выступить против истинных врагов страны — разъедающей олигархии и необузданной коррупции. Что касается остальных частей региона, то скептические заявления Трампа по поводу НАТО нервируют лидеров стран Балтии и Восточной Европы. Это не значит, что у России есть территориальные планы на эти государства, во всяком случае, не сейчас. Но когда во главе крупнейшего в мире военного альянса стоит человек, открыто усомнившийся в его необходимости, снижается шанс, что провокации с целью проверить, как НАТО выполняет свои гарантии безопасности, натолкнутся на сопротивление. В Сирии подход Трампа, который ставит опасность «Исламского государства» (ИГИЛ, террористическая организация, запрещена в РФ — прим. пер.) выше ужасов режима Башара Асада, хорошо вписывается в политику Путина. В более широком смысле — и, вероятно, для Путина это особенно важно, — альфа-самцовое пристрастие Трампа к Путину в сочетании с готовностью заключать любые сделки — это знак, что Трамп хочет посмотреть на мир путинскими глазами. Послевоенная карта мира ждет, когда ее разделят между собой великие и могущественные, как это сделали Рузвельт и Сталин в Ялте.

Тем не менее, Путина, безусловно, должен беспокоить вопрос, что ему принесет следующий президент США. Редактор либеральной радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, имеющий обширные контакты с российской элитой, рассказал мне о реакции Путина на Брексит в минувшем июне. В Москве говорили, что Брексит выгоден России, так как провоцирует кризис единства внутри ЕС. «Часть нашего политического истеблишмента праздновала результат, поздравляла друг друга, — говорит Венедиктов. — Но на первой же встрече, где обсуждались вопросы внешней политики, Путин в то утро заявил, грубо говоря: „Вы что, с ума посходили? Экономическая турбулентность в Европе ударит и по нам. Что мы выиграли?“»


Не так давно я пообщался с Владимиром Якуниным, бывшим главой Российских железных дорог и человеком из ближнего круга Путина в 1990-е. И он сказал, что возвышение Трампа — «серьезный признак того, что политическая элита этой страны не понимает, что происходит внутри их собственной системы». По его мнению, такая ситуация «очень опасна, учитывая, что стабильность глобальной политической системы во многом зависит от стабильности американской политической системы».

Путин правит страной, которая формально не является супердержавой. Его дерзость и непредсказуемость нарушителя правил среди законопослушных граждан дает ему преимущество: он делает то, что хочет, пока Обама и европейские лидеры остаются в тисках причудливых норм международных отношений и озабоченности мировой стабильностью. Но скоро Путину грозит потеря единоличного права на его титул. Историк и писатель Тимоти Снайдер (Timothy Snyder) отметил ранее, что Трамп, закоренелый аферист, имеет все основания завидовать Путину — «живой версии той личности, какой Трамп притворяется на телевидении». Правда, реальность может оказаться еще мрачнее: а вдруг выяснится, что Путин — тактик и обманщик, который лишь притворяется сумасшедшим, а настоящий непостоянный и импульсивный диктатор — это Трамп?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.