«Кто будет избирать?» Этот вопрос, который прозвучал во вторник на организованных Фондом политических инноваций дебатах, станет ключевым для намеченного на 20 ноября первого тура.

Пока что Верховное управление праймериз, которым руководят эксперт Анн Левад (Anne Levade) и депутат «республиканцев» Тьерри Солер (Thierry Solère), ставит перед собой такую цель: сравняться с праймериз Соцпартии осени 2011 года (в них приняли участие 2,5 миллиона французов). Однако с приближением первого тура фавориты Ален Жюппе (Alain Juppé) и Николя Саркози, а также их главный соперник Франсуа Фийон (François Fillon) стремятся как можно больше вовлечь те группы, которые могут их поддержать. Желающим будет достаточно заплатить два евро и подписать хартию поддержки правых ценностей и «подъема Франции», чтобы получить бюллетень в одном из 10 000 участков. Французы за границей могут голосовать в электронном формате.

Призывы к мобилизации

Поэтому намеченные на вечер четверга третьи дебаты должны завершиться призывами к мобилизации. «Не стоит забывать, что такое мероприятие в новинку для правых и противоречит их культуре лидера, — отмечает Тьерри Солер. — А раз избирателям не нужно проходить регистрацию, наша видимость ограничена».

«Праймериз — это нечто странное и необычное, что исходит от партий, — полагает Доминик Рейнье (Dominique Reynié), президент Fondapol и (проигравший) кандидат от “Республиканцев” на региональных выборах. — Они нам непривычны и лишают народ права выбора. Они ограничивают избирательные возможности. Существуют серьезные основания для того, что правым голлистам это не слишком по душе, тогда как левые охотнее приняли это».

Три неопределенности

Вопрос об электорате, который определит имя кандидата-консерватора на президентских выборах мая 2017 года, влечет за собой и другое последствие: он наводит смуту вокруг результатов опросов, навлекших на себя критику после победы Дональда Трампа. «У нас есть три фактора неопределенности: пойдут ли респонденты голосовать, кому из кандидатов удастся лучше привлечь людей, и будет ли участвовать левый и центристский электорат», — отмечают в Sofres. По их последним опросам, лидером все еще остается Ален Жюппе с результатом в 36%.

Какую оценку, например, можно дать взлету популярности Франсуа Фийона, который может стать финалистом, по мнению Opinionway, и сейчас демонстрирует рейтинг в 20%, по данным Odoxa. Получается, тот вырос на 9 пунктов после прошедших 3 ноября вторых дебатов, за которыми следили 2,9 миллиона французов. «Фийон продал более 100 000 экземпляров книги “Делать” и 50 000 “Победить исламистский терроризм”, — говорит его пресс-секретарь Жером Шартье (Jérome Chartier). — На пятничной встрече в Париже был аншлаг. Мы считаем, что эта динамика значит куда больше любых опросов».

Модель Трампа

Лагерь Саркози поглядывает в сторону США, куда бывший глава государства направил наблюдателей следить за кампанией Дональда Трампа. «Видно, что избиратели не приемлют написанные заранее сценарии, — подчеркивает один из его представителей. — Но кто уже ведет себя, как президент? Кто побеждает по всем опросам? Ален Жюппе…» Политолог Паскаль Перрино (Pascal Perrineau) придерживается несколько иной точки зрения: «Тлеющий во Франции гнев особенно ничего не изменит, потому что играет в первую очередь на руку Национальному фронту. Вопрос в том, считают ли Николя Саркози единственным, кому по силам побороть инертность правых. Только вот тут есть одна загвоздка: в отличие от новичка Дональда Трампа он уже был президентом Франции. И проиграл».

Французские социологические институты предпочитают не зацикливаться на одних лишь цифрах (Жюппе прочат 35-39%, Саркози — 28-31%, а Франсуа Фийону — 17-20%), а говорить о тенденциях. «Жюппе продолжает лидировать с большим отрывом, и мы видим, что кампания Фийона явно сработала, — говорит Паскаль Перрино. — Все остальные кандидаты (Ле Мер, Копе, Косцюшко-Моризе, Пуассон) далеко позади». Еще один момент: уверенные в том, что пойдут голосовать, французы (порядка 20% респондентов) проживают главным образом в провинциальных городах. Они считают для себя самым важным борьбу за безопасность, а также против иммиграции, преступности и ислама, вопросы идентичности и экономические свободы. То есть, все, о чем говорит… Франсуа Фийон.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.