Как выяснилось, назойливой кампании в СМИ оказалось недостаточно. Как недавно было в Великобритании и быть может случится скоро во Франции, очевидный, «естественный» и консенсусный сценарий был сорван нежданной мобилизацией части американского населения (речь не идет только о белых), которая решила пойти на риск резких перемен вместо того, чтобы и дальше мириться с растущим безразличием якобы представляющей ее элиты. Если Европа пропустит мимо ушей этот новый удар гонга и не захочет, наконец, отважно и решительно подойти к подрывающим наше континентальное единство вопросам идентичности и безопасности, Франция, Италия, Австрия, Греция, Нидерланды, Венгрия и прочие встревоженные народы могут решить, что им пора бежать из экономического объединения, у которого больше нет ни формы, ни наполнения.

В этом-то и заключается главный парадокс Европы: чтобы спасти ее, нужно прекратить кричать о ее единстве и отрицать культурное разнообразие. Наоборот, следует укрепить национальные (следовательно, политические и суверенные) особенности государств-членов как раз таки для консолидации коллективной идентичности. Это означает, что нам нужно принять свою историю и корни (в данном случае христианские), эффективно защищать наши границы, добиться соблюдения четко поставленных условий пребывания и поведения, которые защитят нас от неизбежного размывания идентичности. Иначе говоря, нам нужен здравый смысл. Но такой императив затруднителен и потенциально непопулярен. Поэтому наше национальное и европейское руководство продолжает отрицать действительность и откладывать все на потом. Оно предпочитает лгать своим избирателям, утверждая, например, что миграционный кризис — исключительное и преходящее явление, и что скоро все наладится раз и навсегда. Хотя все указывает на совершенно обратное. Демографические прогнозы по Африке в сочетании с глобальным хаосом делают практически неизбежным дальнейший приток нищего населения в Европу.

Перемены в игре

Таким образом, политическая отвага становится редким зверем, как впрочем и понятие «государственного деятеля». Близорукая Европа же не спускает глаз с воображаемой «российской агрессии» вместо того, чтобы открыто взглянуть в лицо собственному малодушию. В такой обстановке избрание Дональда Трампа приводит нас в ступор… Но это просто смешно. Его поведение во время кампании принимается за чистую монету. Глава НАТО напоминает ему об ответственности Америки перед атлантическими союзниками, словно тот собирается покончить с альянсом. Министр обороны Германии выразила свою обеспокоенность, а наш президент (он, кстати, даже не посчитал нужным связаться с Трампом и его окружением до выборов и назвал его «вульгарным» в книге своих самоубийственных признаний) говорит об «эпохе неопределенности» и ждет «прояснений» с его стороны по главным вопросам двустороннего сотрудничества…Жалкий и бессмысленный пафос.

Таким образом, вместо того, чтобы в полной мере проанализировать реальные последствия результатов этих выборов, все в Европе делают вид, что мир пошатнулся. Причем, заметьте, только в Европе. Потому что подавляющая часть всего остального мира совершенно невозмутимо или даже с энтузиазмом смотрит на такие перемены в игре. Главные европейские демократии опасаются, что новая американская администрация бросит их, на Ближнем Востоке и по отношению к России, там и на Украине… Как будто новый президент сможет изменить основы национальной политики, которые в том или ином виде все равно сохранятся. Президент США не может делать все, что ему вздумается. В любом случае, куда в меньшей степени, чем в той же Франции… Его будущее окружение станет тормозить этот процесс. Особенно, если там окажутся прожженные неоконсерваторы, которые будут стремиться направить решения президента в русло старого интервенционистского курса и заставить его отойти от инновационных заявлений в ходе кампании, в частности насчет «перезагрузки» отношений с Россией. На самом деле риск того, что Дональд Трамп позволит окружить себя этой своре, довольно велик. Победа Хиллари Клинтон, в которую вцепились те, в ком от демократов осталось только название, стала бы, вероятно, началом фазы открыто враждебных отношений с Москвой и даже с Тегераном, а также усиления ближневосточного хаоса, отвлекающего внимание от куда более опасного для Вашингтона противника в лице Пекина…

Прагматичная риторика


Если мы не хотим продолжить разрушение светских ближневосточных государств и представляющую угрозу для нашей безопасности двойную игру, как можно не приветствовать открытую и прагматическую позицию Трампа по отношению к Путину, а также открываемые ей возможности в плане операционного и дипломатического взаимодействия в борьбе с исламистским терроризмом? Кроме того, подобное соглашение, по всей видимости, как раз формируется сейчас между Вашингтоном, Москвой и Анкарой в Сирии и Ираке. Их зоны влияния в обеих странах уточняются и могут послужить началом реалистического политического урегулирования. Прагматическая риторика Трампа во время кампании о необходимости диалога с Москвой представляет собой фундаментальный поворот в интеллектуальном плане в сторону от неизбывного духа холодной войны, который полностью поддерживается Хиллари Клинтон и играет на руку нашим общим врагам.

Точно так же, наивно было бы воспринимать заявления нового президента как призыв к изоляционизму. Дональд Трамп, судя по всему, прекрасно осознает связь между внутренней прочностью нации в социально-экономическом плане и ее способностью проецировать свою мощь и влияние за границей. Такое стремление сделать упор на лозунге «Америка прежде всего» с помощью политики масштабных проектов представляется в целом весьма здравым подходом. Нам всем стоило бы взять это за образец… Расколотому американскому обществу сначала нужно сплотиться, а не распыляться в дорогостоящих и бесплодных внешних обязательствах? Опять-таки мы видим тут здравый смысл. Это вовсе не означает, что Америка отходит от мировых дел. Нет. Это значит, что она собирается подходить к ним прагматично и с опорой на многополярный характер нового мира. Нация по-прежнему важна, по крайней мере, для него, но не обязательно в ущерб всем остальным.
 
Пора выйти из иллюзорного мира


Так, чем мы рискуем, если рассмотрим вместе с новым президентом возможности такой смены баланса? Чем мы рискуем, если доверимся ему? В любом случае, наш мир идет ко дну, а ответственность за эту катастрофу лежит на Западе. Нужно в срочном порядке сделать что-то новое, принести стратегические инновации, вернуться к прагматическому реализму. Разве можно не видеть, что этноцентрическое вмешательство Запада и присвоенное им себе право «защиты населения» обернулись страшным провалом и повлекли за собой множество смертей за вот почти уже 30 лет! Пора вырваться из иллюзорного мира, покончить со смертельными для нас и других утопиями, начать стратегическую революцию во Франции и Европе.

Америка Трампа может заставить нас это сделать. Таким образом, эти выборы могут дать Европе нежданную возможность вырваться из стратегической ловушки, куда ее загнали ее собственные слабость и хвостизм. Парадоксальная новизна избранного президента (я говорю не о сексизме или бесчисленных выходках, а об отсутствии правительственного и дипломатического опыта) дает нам уникальную возможность начать думать иначе. Если мы откажется от этого, то так и останемся в оковах искусственных и иррациональных страхов, отживших свое идей и ретроградского мировоззрения, которые заставляют нас терять драгоценное время и играют на руку нашим настоящим врагам.

Демагогическая обработка

В новом мире выживут лишь народы с политической душой и отважные лидеры, которые руководствуются национальным стратегическим видением. Поэтому нужно культивировать в них политическую и патриотическую жилку. Патриотизм, если кто-то забыл, вовсе не тождественен национализму. Необходимо позволить им развивать критический взгляд, чтобы они могли в полной мере пользоваться своими правами и голосовать, осознавая истинное положение дел. Именно в этом и заключается демократия. И правовое государство. Все остальное — всего лишь демагогическая обработка дезинформированных избирателей под предлогом «счастливой идентичности» и прочих искажений слишком уж тревожной действительности. Наши сограждане в состоянии все понять. Они должны это сделать, чтобы лучше жить вместе и, что самое главное, вернуть веру в политическую элиту, которая дискредитировала себя оторванностью от действительности. Блаженная вера в силу экономики не может быть политикой, ни для Европы, ни для Франции. Пора вновь открыть для себя силу государства. Государства, которое встает на ноги и возвращает себе исконные функции единства, эффективности и надежды для нации в жестоком мире, где политическая слабость, отказ от культуры и геополитическая наивность стали смертельными ранами.

Международным отношениям требуется пересмотр на двойной основе реализма и этики. Они должны вернуть себе оценочные и дипломатические рамки, которые бы были легитимными и принимались всеми. Но до этого еще очень далеко. Морализаторский интервенционизм 1990-х и 2000-х годов повлек за собой страшные катастрофы, так и не выполнив поставленной задачи по демократизации мира. На фоне окончания холодной войны и неуместных военных вмешательств быстрая дискредитация ООН (и ее основных принципов вроде неприкосновенности границ и невмешательства во внутренние дела государств) создала условия для силовых инициатив и стратегических фиаско с трагическими для людей последствиями. Нужно выбраться из этого тупика. Франция может сыграть тут ключевую роль. Если, конечно, перестанет продавать душу ради жалких подачек и лезть в чужие религиозные и политические споры, а начнет способствовать укреплению государств (начиная со своего собственного) вместо подрывания их основ без оценки «эффекта бумеранга» такой необдуманной политики для нее самой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.