Пока неясно, насколько хорошо Владимир Путин поладит с Дональдом Трампом и его командой республиканских ястребов, однако похоже, что он уже выиграл президентские выборы во Франции. Фаворит первичных выборов правоцентристов Франсуа Фийон — почти такой же увлеченный русофил, как и Марин Ле Пен, лидер ультраправой партии «Национальный фронт», однако шансы левоцентристов на выборах в будущем году вряд ли велики.

Французские выборы, назначенные на 23 апреля 2017 года, точно принесут ряд сюрпризов. Уже кажется разумным игнорировать данные опросов, как сделали самые рассудительные наблюдатели перед выборами в США. Правоцентристским фаворитом считался Ален Жюппе (Alain Juppe). По опросам общественного мнения, только он мог уверенно обыграть Марин Ле Пен. На деле бывший президент Николя Саркози, который рассчитывал вернуться в большую политику и поспорить с Ле Пен о евроскептицизме и бескомпромиссности по отношению к мигрантам, оказался на третьем месте и сдался, призвав своих сторонников поддержать Фийона — неожиданного победителя, с большим отрывом обошедшего Жюппе.

Неуклюжие действия нынешнего президента социалиста Франсуа Олланда свели к минимуму шансы любого другого кандидата из его партии, будь то левый энтузиаст Арно Монтебур (Arnaud Montebourg) или поддерживающий бизнес-круги независимый кандидат Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron). А хуже всего для социалистов будет, если Олланд выставит собственную кандидатуру.

Другими словами, у Франции в следующем году появится дружественный Путину президент, если только социалисты не вытащат кролика из шляпы.

Среди правоцентристских кандидатов Жюппе был больше всех настроен против России. Он осуждает аннексию Крыма и бомбардировки Алеппо, обвиняет Россию в «военных преступлениях» в Сирии. «В определенный момент мы должны без колебаний сказать Путину „стоп“», — заявил он. Если бы он в конечном итоге стал конкурентом Ле Пен, у Путина была бы пара поводов для беспокойства. Вероятно, ему пришлось бы изыскивать пути, чтобы увеличить финансирование лидера «Национального фронта». С Фийоном в качестве кандидата от правоцентристов Путин может вздохнуть спокойно.

Однократного премьер-министра Саркози нельзя было обвинить в том, что он — «маньчжурский кандидат» или человек на зарплате у Путина. Французские правые, близкие к деловым кругам, и сами не ограничены в средствах. А Фийон последовательно поддерживал Россию в Сирии с 2012 года. Он говорил, что Москва может сыграть важную роль в урегулировании конфликта, и воздерживался от призывов к свержению сирийского президента Башара Асада, пока не разбито «Исламское государство» (ИГИЛ, террористическая организация, запрещена в РФ — прим. пер.). В 2013 году Фийон был приглашенным гостем Валдайского форума, который используется Путиным и его политической элитой для того, чтобы сообщить западным экспертам о российских политических взглядах. Помимо призывов к сотрудничеству в Сирии, Фийон выражал надежду, что Европа вскоре отменит краткосрочные визы для России, хотя этого вопроса даже не было на повестке дня.

Также Фийон горячо протестовал против антироссийских экономических санкций вследствие крымской эскапады Путина. В апреле он приветствовал резолюцию французского парламента, призывавшую отменить санкции. Он называл санкции «неадекватными и стратегически разоряющими наших фермеров», а также контрпродуктивными. Он мотивировал свое мнение и тем, что Россия, как и Франция, участвует в борьбе с «Исламским государством».


Позиция Фиойна — устоявшаяся и недвусмысленная, и ее нельзя сравнивать с импульсивными и часто невежественными заявлениями Трампа в ходе предвыборной кампании. Когда Трамп обещал «обдумать целесообразность» снятия санкций, пресса ухватилась за его слова как за декларацию о намерениях, хотя это было больше похоже на обычные бредовые высказывания Трампа. А профессиональный и исключительно опытный политик Фиойн знает, о чем говорит, и сложно представить, чтобы он после выборов вдруг отказался от своих давних взглядов.


Ряд европейских чиновников в последнее время пытаются укрепить единство ЕС по поводу санкций, поскольку опасаются, что после инаугурации Трампа Вашингтон перестанет их поддерживать. Немецкое правительство канцлера Ангелы Меркель вместе с Франсуа Олландом пытается наказать Россию за посягательство на Украину, и небольшие государства ЕС с ними согласны, что соотносится и с курсом США. Расширение санкций прежде, чем Трамп возьмет бразды правления в свои руки, похоже на символический жест неповиновения и на провозглашение западных ценностей, все еще актуальных в Европе, но, вероятно, не в США. Кто бы ни выиграл выборы во Франции, Фийон или Ле Пен, которая, по ее собственным словам, восхищается Путиным, санкции, похоже, обречены. Это будет бесславный конец враждебной меры, которая помогла Путину настроить россиян против Запада, укрепила его внутреннюю поддержку, нанесла лишь небольшой экономический ущерб, заставив российские государственные компании выплатить долги, и, конечно, не смогла остановить вмешательство Кремля в дела Украины.

Бесконечные жалобы американских демократов на российские попытки повлиять на их выборы превратили возможность любого вмешательство со стороны России в европейское пугало. Москва действительно поддерживает ультраправые партии, как тайно, так и открыто, и, предположительно, использует своих выдающихся хакеров для сбора компромата на европейских политиков. Но в случае Франции все это может и не понадобиться. Выборы могут стать подходящим моментом для разворота умеренных правых, которые никогда не были враждебны России. Меркель осенью тоже предстоят выборы, и в ближайшее время ей придется определить, стоит ли держаться за санкции, пока Франция бежит с тонущего корабля. Если она решит, что нет, многие в Германии вздохнут с облегчением.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.