Президент Путин 20 ноября заявил, что накануне он обсудил с премьер-министром Японии Синдзо Абэ совместную экономическую деятельность на четырех спорных островах. Несмотря на энтузиазм российской стороны, правительство Японии официально не сообщило о том, что лидеры на встрече действительно обсуждали эту тему. Это свидетельствует о разнице в подходах России и Японии к совместной экономической деятельности. Глава России также выразил желание вновь обсудить эту тему во время встречи на высшем уровне, которая пройдет 15 декабря в городе Нагато, префектура Ямагути. Похоже, что Россия вынуждает Японию принять непростое решение.

Опасность подтверждения фактического контроля


Администрация Абэ стремится к развитию переговоров по подписанию мирного договора и решению проблемы «северных территорий». В этом году она предложила российской стороне план экономического сотрудничества из восьми пунктов, который включает в себя оживление дальневосточной промышленности, развитие энергетики и так далее. В соответствии со своим сценарием Токио рассчитывал укрепить двусторонние отношения и ускорить политический диалог.

Тем не менее, в отличие от деятельности по конкретизации плана экономического сотрудничества, переговоры по подписанию мирного договора прошли только в июне и августе. После этого российская сторона отказалась обсуждать эту тему, несмотря на требования Японии.

Для Японии совместная экономическая деятельность — скрытый козырь для того, чтобы сдвинуть с мертвой точки проблему принадлежности «северных территорий». Если Япония согласится сотрудничать, можно будет надеяться на смягчение российской позиции по территориальным переговорам или же упрочить свое влияние за счет выхода японских компаний на российский рынок. Однако если выход японских предприятий будет проходить по российским законам, это может привести к укреплению фактического контроля России над островами.

Правительство Японии не дает никакой информации о том, что совместная экономическая деятельность обсуждалась с Россией, или же о том, что сами власти рассматривали этот вопрос. В ходе пресс-конференции 21 ноября генсек правительства Японии Ёсихидэ Суга (Yoshihide Suga) на вопрос о реакции на слова президента Путина о совместной экономической деятельности заявил: «Правительство не желает комментировать толкование слов, их смысл и содержание». Тем самым он занял осмотрительную позицию.


При этом председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, посетившая Японию в конце прошлого месяца, во время пресс-конференции после встречи с премьером Абэ рассказала о проектах, предложенных Японии. Поэтому предполагается, что Россия использует различные каналы для активизации экономического сотрудничества, а Япония уже обсудила свои шаги.

Наибольшую трудность представляет вопрос о том, должны ли японские компании работать по российским законам. Если они будут получать земли или вести торговую деятельность по российским законам, это будет свидетельствовать о том, что они признают фактический контроль России. И наоборот, сложно представить, что Россия согласится на применение японского законодательства.

Есть возможность, что Россия создаст исключительные экономические зоны для японского бизнеса, однако позиция японского МИД такова: «Мы не пойдем на уступки, чтобы вести экономическую деятельность в рамках российских законов».

Также неизвестно, удастся ли добиться от России энтузиазма в отношении проблемы принадлежности четырех островов, как того хочет Япония. Во время пресс-конференции 20 ноября президент Путин вновь озвучил первоначальную позицию российской стороны: «Острова находятся под российским суверенитетом по результатам Второй мировой войны».

При этом совместная экономическая деятельность соответствует принципам «нового подхода», который премьер Абэ предложил Путину во время майских переговоров в Сочи. Поскольку самоанализ показал, что территориальные переговоры, основанные на законе и исторических фактах, оказались в тупике, премьер выразил позицию, которая состоит в том, чтобы конструктивно обсуждать развитие четырех островов.

Если удастся решить проблему применения российских законов, Япония сможет наверстать упущенное на фоне деятельности китайских и корейских компаний на Кунашире и Шикотане. Более того, правительство Японии надеется, что благодаря увеличению количества японцев и выходу японских компаний ускорится японизация «северных территорий».

В ноябре 1998 года президент Борис Ельцин и премьер Японии Кэйдзо Обути (Keizo Obuchi) сделали в Москве совместное заявление о создании специальной комиссии, которая займется обсуждением совместной экономической деятельности. В январе 2003 года президент Путин и премьер Японии Дзюнитиро Коидзуми пришли к соглашению искать форму, которая устроит обе стороны. Таким образом, Япония и Россия неоднократно обсуждали совместную экономическую деятельность.

Российская сторона предлагала реализовывать совместные проекты в сфере туризма, рыбной промышленности и рыбопереработки, однако Москве и Токио не удалось договориться о конкретных шагах из-за юридических несостыковок.

Заместитель министра иностранных дел Нобуо Киси (Nobuo Kishi) 21 ноября на телеканале Fuji заявил: «Если удастся решить проблему, следовать ли российским законам, то сотрудничество на Курильских островах станет вполне реальным». Тем самым он показал, что ждет реакции российской стороны.

Россия не спешит подписывать мирный договор


«Это способ решения экономической и гуманитарной проблемы», — подчеркнул президент Путин в ходе пресс-конференции 20 ноября, комментируя совместную экономическую деятельность на «северных территориях». В настоящее время российская сторона считает совместную деятельность на спорных островах самым подходящим решением и стремится заключить соглашение с Японией.


Одна из причин заключается в патриотических настроениях, которые появились в России после присоединения Крыма в марте 2014 года. Россияне считают героем Путина, который вернул Крымский полуостров, принадлежавший Российской империи. Это обеспечило ему высокую популярность среди народа.

«Северные территории» также тесно связаны с победой во Второй мировой войне, которую администрация Путина использует в качестве идеологии для объединения россиян. Компромисс невозможен, если россияне посчитают его слабостью. «Японцы слишком наивны, если полагают, что Россия пойдет на территориальный компромисс», — отмечает российский эксперт в сфере дипломатии.

Совместная экономическая деятельность на «северных территориях», условием для которой будет фактический контроль России, покажет россиянам, что простого компромисса по территориям не будет, и принесет пользу для развития Дальнего Востока, в которое будет вовлечена Япония.

Кроме того, Японию можно привлечь гуманистическим аспектом: для подписания мирного договора в будущем будут формироваться доверительные отношения между странами, для посещения «северных территорий» будет введен безвизовый режим, и тогда состарившиеся коренные жители островов смогут посетить свою родину. Если все получится, российские власти убьют одним выстрелом двух зайцев.

В отличие от премьера Абэ Путин не спешит урегулировать территориальную проблему. Во время пресс-конференции 20 ноября он заявил: «Что касается подготовки к подписанию мирного договора, то я не хочу опережать события. Эту проблему не решить до тех пор, пока между странами не будет доверительных отношений». В этом заключается позиция России.

За то время, что Путин находится у власти, то есть с 2000 года, он урегулировал территориальные проблемы с Китаем и Норвегией. По мнению экс-посла России в Японии Александра Панова, Путин также хочет уладить этот конфликт и с Японией. Тем не менее Путин неоднократно отмечал, что в Советско-японской декларации 1956 года не указано, под чьим суверенитетом окажутся острова Шикотан и Хабомаи, которые должны быть переданы Японии после подписания мирного договора. Тем самым он рассчитывает на серьезный компромисс со стороны Японии.

В результате победы Дональда Трампа, благоволящего Путину, на президентских выборах в США Россия может уйти от изоляции, возникшей из-за украинского кризиса. Для России остается все меньше причин спешить с подписанием мирного договора с Японией.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.