Встреча в Париже между сыном Дональда Трампа и сирийским политиком, поддерживающим прочные связи с Москвой, усилила возможность перехода новой администрации США на сторону Москвы в конфликте в Сирии.

Об этой встрече, состоявшейся 11 октября в отеле Paris Ritz, сообщала газета Wall Street Journal. Организовала ее Ранда Кассис (Randa Kassis), руководящая сирийской организацией, которую Москва относит к «патриотической оппозиции». Многие диссиденты считают Кассис сторонницей режима, потому что она выступает за политический переход в сотрудничестве с сирийским лидером Башаром аль-Асадом и решительно поддерживает российскую интервенцию.

«Россия вмешалась, чтобы спасти страну, вмешалась ради Сирии, — сказала Кассис во вторник, выступая в программе al-Jazeera под названием Opposite Direction. — Проблема в том, что вы не знаете русских, вы не понимаете русских… вы просто обвиняете их в том, что они против оппозиции. Но вы должны понять их».

Бывший сирийский дипломат Бассам Барабанди (Bassam Barabandi), который бежал из страны и ныне живет в Вашингтоне, являясь диссидентом, заявил, что организация Кассис не пользуется широкой поддержкой. «Это просто она и группа ее друзей, — сказал он. — В Сирии никто, кроме режима, не признает ее в качестве оппозиции».


Муж Кассис Фабьен Боссар (Fabien Baussart) французский бизнесмен, у которого в Париже есть небольшая аналитическая организация под названием «Центр политических и иностранных дел» (Centre for Political and Foreign Affairs). Он поддерживает прочные коммерческие связи с Казахстаном и с Россией. Боссар познакомил бывшую светскую львицу из Дамаска Кассис с Сергеем Лавровым, о чем рассказал сирийский эксперт Джозеф Бахут (Joseph Bahout), работающий в Фонде Карнеги за международный мир.

«Она близкий друг Лаврова, министр приглашал ее и других людей в Москву, и они создали то, что с некоторой долей иронии можно назвать „московской оппозицией“, — рассказал Бахут. — Русские цинично пытались включить этих людей в состав делегации от оппозиции, участвовавшей в мирных переговорах в Женеве. Но конечно же, остальные члены делегации возразили против этого».

Недавно Кассис разместила в Facebook свои комментарии об этой встрече, заявив: «Сирийская оппозиция получила надежду на то, что политический процесс начнет продвигаться вперед, а Россия с Соединенными Штатами достигнут соглашения по вопросу сирийского кризиса благодаря победе Трампа. Такая надежда и убежденность стала результатом моей личной встречи с Дональдом Трампом-младшим в октябре в Париже».

«Благодаря переговорам с сыном Трампа мне удалось передать избранному президенту, как мы можем сотрудничать с целью достижения соглашения по Сирии между Россией и Соединенными Штатами», — отметила Кассис на своей страничке в Facebook.

Трамп на всем протяжении избирательной кампании хвалил Россию и сирийский режим за то, что они борются с ИГИЛ (террористическая группировка, запрещена в России — прим. пер.), хотя на самом деле, ни первая, ни второй не предпринимают активных военных усилий для разгрома «Исламского государства». В основном они наносят удары по районам, удерживаемым другими оппозиционными группировками, и именно в результате таких обстрелов и бомбардировок гибнет большая часть гражданского населения, о чем сообщают правозащитные организации.

В этом месяце Асад осторожно, но одобрительно отозвался об избранном президенте, заявив, что Трамп будет «естественным союзником», если выполнит свое обещание бороться с террористами.

Давая в среду интервью New York Times, Трамп сказал: «У меня отличная от всех остальных точка зрения на Сирию».

Конкретных деталей он не привел, ограничившись словами о том, что его взгляды прямо противоположны мнению республиканского сенатора Линдси Грэма (Lindsey Graham), предложившего более жесткие меры по поддержке оппозиционных группировок, защите гражданского населения и противодействию России и сирийскому режиму. По его словам, у него есть важные идеи по Сирии, однако обсуждать их он готов только конфиденциально и не для протокола.

В том же интервью New York Times Трамп сделал предположение о том, что его зять Джаред Кушнер (Jared Kushner) мог бы стать представителем по урегулированию израильско-палестинского конфликта. Данное заявление и присутствие его сына на встрече в Париже усиливают впечатление о том, что во внешней политике Трамп будет во многом полагаться на личные и деловые связи, используя членов своей семьи в качестве посредников, несмотря на отсутствие у них должного опыта.

Дэниел Бенджамин (Daniel Benjamin), занимавший с 2009 по 2012 год пост координатора Госдепартамента по борьбе с терроризмом, подверг в среду критике членов команды Трампа за то, что они лоббируют интересы иранской повстанческой группировки «Муджахедин-и-Хальк» (MeK), которая с 1997 по 2012 год находилась в списке иностранных террористических организаций, составленном Госдепартаментом.

Бенджамин обвинил претендующих на высокие посты в новой администрации бывшего мэра Нью-Йорка Руди Джулиани (Rudy Giuliani) и бывшего представителя США в ООН Джона Болтона (John Bolton) в том, что они получали щедрые гонорары от организации, которая в прошлом убивала американских граждан и людей из других стран.

«Можно очень многое сказать о потенциальных членах кабинета, глядя на ту террористическую организацию, чьи интересы они представляют, — написал в среду Бенджамин на страницах Politico. — У MeK руки по локоть в американской крови, а также в крови тысяч иранцев, убитых в то время, когда эта группировка в 1980-е и 1990-е годы была ударной силой на службе у Саддама Хусейна».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.