Что ж, это было интересно. Дональд Трамп пришел на обед в The New York Times. Все главные моменты вы можете найти на страницах новостей, но поскольку я там присутствовал, позвольте мне поделиться некоторыми впечатлениями от первой близкой встречи с Трампом после того, как он стал президентом.

Самое важное заключается в том, что по некоторым ключевым вопросам (скажем, климатические изменения и пытки), в которых Трамп во время кампании занимал крайние позиции ради привлечения избирателей, он постарался четко показать, что переосмысливает свою точку зрения. Насколько радикально? Я не знаю. Но следите за новостями, особенно по климату.

В предстоящие четыре года избранный президент Трамп может принять и будет принимать множество решений. Многие из них могут быть отменены его преемником. Но есть одно решение, которое в случае его принятия будет иметь поистине необратимые последствия. Речь идет об обязательстве Америки постепенно отказаться от угля с переходом на более чистые энергетические системы, чтобы повести за собой мир в деле ограничения выбросов углекислого газа, прежде чем они достигнут такого уровня, когда начнется цикл совершенно непредсказуемых климатических сбоев.

Когда я спросил, какую позицию он занимает в вопросе климатических изменений (прежде он отмахивался от этого вопроса, считая его розыгрышем) и в отношении подписанного в декабре прошлого года в Париже по инициативе США соглашения о сокращении выбросов, избранный президент не колебался ни минуты. «Я очень внимательно слежу за этим… Я готов этим заниматься, открыт для этого… Мы очень внимательно изучим это…. По вопросу климатических изменений разногласий больше, чем где бы то ни было… Скажу вам вот что: чистый воздух жизненно важен. Чистая вода, кристально чистая вода жизненно важна», — сказал он.


Является ли человеческая деятельность причиной климатических изменений?

«Думаю, определенная связь есть», — ответил на это Трамп. Непонятно, что он будет с этим делать, и в каких масштабах, ведь это зависит «от того, во что это обойдется нашим компаниям». Трамп пообещал «очень внимательно» изучить данный вопрос и намекнул, что если после такого изучения у него появятся умеренные взгляды, он будет оказывать влияние на скептиков, не верящих в серьезность климатических изменений.

Отвечая на вопрос о том, должны ли американские военные использовать пытки водой и прочие формы силового воздействия для получения показаний от подозреваемых в терроризме (во время кампании Трамп решительно выступал за это), избранный президент однозначно заявил, что он изменил свою точку зрения, поговорив с отставным генералом морской пехоты Джеймсом Мэттисом (James N. Mattis), который возглавлял Центральное командование США.

Мэттис сказал Трампу по поводу пыток, что «никогда не считал их полезными». (Многие люди в армии и ЦРУ давно уже придерживаются такого мнения.)

Трамп привел слова Мэттиса: «Пачкой сигарет и парой бокалов пива можно добиться большего, чем пыткой». Трамп сделал из этого свое заключение: «Этот ответ произвел на меня большое впечатление».

Говоря о Ближнем Востоке, Трамп экспромтом заявил: «Я был бы рад стать тем, кто приведет к миру Израиль и палестинцев». А потом добавил: «У меня есть основания думать, что я смогу это сделать». А еще Трамп намекнул, что его зять Джаред Кушнер (Jared Kushner) может стать его специальным представителем, поскольку «он очень хорошо знает все это. Знает регион, знает людей». (Ух ты, вот бы посмотреть, как Трамп попытается договориться с Биби Нетаньяху и с палестинцами! Да за такие кадры можно было бы деньги брать!)

Есть один аспект, в котором, как мне кажется, Трампу будет сложнее всего выполнить свои предвыборные обещания. Это создание «миллионов» хорошо оплачиваемых рабочих мест за счет применения стимулов и оказания давления на американские компании, чтобы они размещали больше производства в США. Он по-прежнему считает, что Америка в плане производства — это опустевший край, хотя на самом деле, промышленное производство — это по-прежнему самый большой сектор американской экономики, хотя в нем занято гораздо меньше работников.


Консультант по менеджменту Уоррен Беннис (Warren Bennis) как-то сделал ставшее знаменитым замечание: «На заводе будущего будет только два сотрудника: человек и собака. Человек будет кормить собаку. А собака не будет позволять ему трогать оборудование».

Вывод: кампания закончилась, но борьба за душу Дональда Трампа только началась. Трамп явно учится, беседуя с людьми. Но не читая. Поскольку очень немногие верили в его победу, в его окружении и среди его советчиков было немало людей с крайними взглядами.

Но сейчас он — избранный президент, и с ним контактирует и общается намного более широкий круг людей. Трамп упомянул, что у него были телефонные разговоры с Биллом Гейтсом и главой Apple Тимом Куком (Tim Cook). А еще он неоднократно подчеркивал, что хочет добиться успеха: «Я делаю это, чтобы был хороший результат».


Для этого ему придется смягчить многие свои взгляды и учиться в общении с более широким кругом людей. Те из нас, кто выступал против избрания Трампа, не должны ослаблять бдительность и отказываться от проведения красных линий там, где это необходимо. Но не исключено, что умеренным республиканцам и демократическим руководителям бизнеса, таким, как Билл Гейтс, которого Трамп уважает и слушает, и которые вложили немало средств в чистую энергетику, удастся убедить его по некоторым ключевым вопросам. Им надо сегодня нырнуть в эту воду и постараться подтянуть его к центру.

Обед прошел довольно спокойно и раскованно, хотя это была встреча между человеком, находящимся в центре внимания средств массовой информации, и нашей новостной организацией, которая пишет о нем бесстрашно и беспристрастно. Хотя без уколов не обошлось. Отвечая на вопрос о том, читает ли он The New York Times, Трамп сказал: «Да, читаю. К сожалению. Если бы не читал, то прожил бы лет на 20 дольше».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.