Сейчас, непосредственно после выборов президента в США, пожалуй, невозможно сделать адекватный прогноз будущих изменений в расстановке сил в мире. Впрочем, реально существующие глобальные властные структуры не делают передышек.

Московский Центр Карнеги недавно констатировал, что в будущем будет три сверхдержавы, которые будут определять мировой порядок: Китай, Россия и США. Интересно, что лидерам этих стран, по сути, навязывается «ответственность» за будущий миропорядок. В соответствующем прогнозе предсказывается активная конкуренция между тремя сверхдержавами и одновременно констатируется, «что очевидная слабость Европейского Союза как лидера не только повергла его в кризис, но и „дисквалифицировала“ его в качестве сильного игрока, с точки зрения глобальной стратегии».

Наглядный пример подобной «дисквалификации» Германии привел пару лет назад глава МИД Франк-Вальтер Штайнмайер, сказавший, «что сферы влияния, геополитические пространства, гегемония, стремление к доминированию (…) не являются категориями нашей внешней политики». В этой связи возникает вопрос, каким образом с таким настроем можно распознать подобные категории у других государств, анализировать эту информацию и, в случае необходимости, защищаться и противиться этому.

Сверхдержавы Америка, Китай и Россия, вне всяких сомнений, находятся на вершине глобальной власти. При этом они, с учетом собственной истории и традиций и с точки зрения организации структуры власти и собственного потенциала, совершенно различны относительно друг друга. Таким образом, сравнить их коротко, но при этом полноценно, невозможно. Так что в данной статье мы ограничимся тем фактором, который играет решающую роль при определении важности той или иной страны, с точки зрения политики власти, а именно ядерным потенциалом и возможностями его использования.

Своего рода «темная война»

Прежде всего, надо отметить, что все три страны располагают возможностями для нанесения ядерного удара первыми или вторыми. Это значит, что в случае, если они окажутся втянуты в ядерный конфликт с некой страной, имеющей ядерное оружие, то на кону с большой долей вероятности окажется материальное существование страны-агрессора, и нельзя исключать, что все население планеты Земля окажется уничтожено. Если коротко, что тот, кто нападет первым, умрет вторым. Из этого неизбежно следует, что у трех сверхдержав должны быть рациональные и ориентированные на максимальную самооборону доктрины сдерживания. В конце концов, не может же быть такого, чтобы страна-обладатель ядерного оружия в собственной доктрине сдерживания учитывала также интересы противоположной стороны!

При более близком рассмотрении представляется вполне разумным оставить за скобками ядерный потенциал Китая, просто констатировав, что, согласно официально опубликованным данным, потенциала КНР вполне хватит для сдерживания противников. У США и России ситуация совершенно иная. На протяжении более чем 45 лет две сверхдержавы в состоянии Холодной войны, длившейся, как принято считать, с 1945 года и до самого распада СССР в 1991 году.

Начавшуюся после этого эпоху, начавшуюся в 1991-м и длящуюся до сих пор, иногда называют «новой холодной войной». Однако это не совсем точное определение, хотя бы потому, что у России больше нет былого глобального размаха, а также идеологической базы, существовавшей во времена советского коммунизма.

Так что скорее можно говорить о «жестком сосуществовании» сверхдержав, возможно, о некоей «темной войне», в которой в первые десять лет тон задавали Соединенные Штаты. В общем и целом, можно предположить, что межконтинентальные ракеты с ядерными боеголовками на протяжении всего времени оставались нацеленными на стартовые установки противника. При этом русские располагают 7290 ядерными боеголовками, из которых 1790 находятся в состоянии боеготовности, а американцы имеют 7000 боеголовок, в том числе 1930 в состоянии боеготовности.

Около трех лет назад Россия изменила собственную ядерную стратегию, в рамках которой ее политики во главе с президентом и военные чины, а также газеты и телеканалы разом принялись невиданным до тех пор образом весьма косно трактовать логику сдерживания. Главным тезисом при этом было требование России к США признать ядерный паритет обеих стран.


Последним на данный момент «ядерным вбросом» стало высказывание путинского союзника Владимира Жириновского, который в октябре предсказал ядерную войну в случае победы Хиллари Клинтон на президентских выборах. По его словам, в таком случае по всему миру возникло бы множество Хиросим и Нагасаки, в то время как Дональд Трамп является единственным человеком, способным снизить опасную напряженность в отношениях Москвы и Вашингтона.

Америка догоняет

В отличие от Путина и российских генералов, грозившихся ядерным ударом, в США на протяжении многих лет не было сколько-нибудь значительных публикаций относительно ядерных сил сдерживания. Однако 25 сентября американцы довольно примечательным образом отреагировали в телепрограмме CBS News 60minutes на неоднократные угрозы со стороны Москвы. «Риск ядерной атаки растет», гласило заглавие. «Каковы шансы на то, что будущему президенту придется принимать решение относительно использования ядерного оружия?» Иными словами, вероятность применения ядерного оружия больше, чем кто-то, возможно, думает.

В сюжете была показана полностью укомплектованная атомная подводная лодка, берущая на борт до 200 боеголовок, а также бомбардировщик В-52, а некий генерал давал соответствующие пояснения. Особый комментарий по теме сдерживания дал корреспондент CBS Дэвид Мартин (David Martin), 35 лет назад уже делавший аналогичный комментарий относительно американского ядерного арсенала.

В этот раз журналист рассуждал о нынешних сдерживающих факторах, а также об их возможном восприятии русскими с бывшим командующим силами НАТО в Европе Филиппом Бридлавом (Philipp Breedlove), аналитиком корпорации Rand и ассоциации американских ученых, которые на базе сервиса Google Earth демонстрировали потенциальные возможности управляемых ракет проникнуть в российское воздушное пространство.

Наиболее ясно выразился командующий Стратегическим командованием США адмирал Сесил Хейни (Cecil Haney), отвечающий, в соответствии с приказом президента, за перехват ядерного оружия: «Мне будет небезразлично, если Россия будет плохо себя вести на международной арене. А еще меня беспокоит, что на различных уровнях российской элиты есть персоны, неприкрыто говорящие о возможном использовании ядерного оружия в XXI веке». Тем самым Соединенные Штаты добились равновесия с Россией, первой пошедшей на обострение. По 44-ступенчатой шкале американского ядерного стратега Германа Кана (Herman Kahn) последние высказывания обеих сторон, пожалуй, можно было бы передвинуть с 3-й на 4-ю ступень.

Путин добился своей цели


В нынешней ситуации пришла новость, которая вполне может вызвать возникновение нового аспекта логики сдерживания, господствовавшей до сих пор: 14 ноября российский президент России Путин и избранный президент США Трамп обсудили по телефону двусторонние отношения и сошлись во мнении, что они переживают далеко не лучшие времена. Как сообщила команда Трампа, ранее Путин звонил ему, чтобы поздравить с победой на выборах 8 ноября. При этом было сказано, что Трамп «с большим удовольствием выразил надежду на долгосрочные отношения с Россией». Лидеры обсудили большое количество вопросов, в частности, угрозы и вызовы, с которыми сталкиваются обе страны, стратегические экономические связи, а также историческое развитие американо-российских отношений на протяжении более чем 200 лет.

В Кремле, в свою очередь, констатировали, что Путин и Трамп считают нынешний уровень двусторонних отношений «весьма неудовлетворительным». Путин сообщил Трампу, что рассчитывает на диалог на базе «взаимного уважения» и «невмешательства во внутренние дела друг друга».

В то же время уходящий вскоре со своего поста министр обороны США Эштон Картер порекомендовал правительствам стран-членов НАТО общаться по вопросам поддержки НАТО со стороны Трампа напрямую с членами будущего правительства США.

В качестве обобщения можно, пожалуй, сказать, что президент Путин 14 ноября имел возможность порадоваться достижению своей высшей политической цели, а именно признанию России со стороны Соединенных Штатов равной им самим. Время покажет, какое продолжение получит многообещающее начало новой главы в двусторонних отношениях двух ядерных сверхдержав в не совсем подготовленных к этому кабинетах их силовых структур. Последние кадровые решения избранного президента Трампа — назначение генерала в отставке Майкла Флинна (Michael Flynn) своим советником по национальной безопасности и Майка Помпео (Mike Pompeo) главой ЦРУ можно расценивать так четким обозначением будущего направления политики.

Ожидаемые внутренние «разборки»


С обеих сторон возможно вмешательство, в первую очередь, со стороны военно-промышленного комплекса. Российские аналитики указывают на важную роль Генерального штаба, до сих неустанно и практически бесконтрольно говорившего о врагах в Америке, НАТО и на Западе в целом. В этом смысле обоим президентам, определенно, предстоит ряд внутренних «разборок» с соответствующими структурами.

В этой связи возникает вопрос, каким мог бы быть вклад Германии в это новое развитие ситуации. Маловероятно, чтобы в пылу этой интенсивной внутренней борьбы в Нью-Йорке или Москве кто-то прислушался бы к немцам. Так что немецким политикам и радетелям за мир можно лишь посоветовать: принимайте информацию к сведению, молчите, наблюдайте, учитесь и не высовывайтесь! Но самое главное — ни в коем случае не позорьтесь сами и не позорьте нашу страну эмоциональными нравоучениями, которыми вы так любите заниматься.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.