Оба они хотят, чтобы к голосу Франции вновь стали прислушиваться. Оба вышли из голлизма, однако придерживаются ощутимо разных подходов к главным мировым проблемам и стоящим перед Европейским Союзом задачам. В вышедших 24 ноября в Le Monde статьях кандидаты представляют свое видение мира.

Бывший премьер Николя Саркози Франсуа Фийон — это последователь Сегена, который перешел в либералы, однако крепко держится за суверенитет и предлагает «построить новую Европу с большим уважением к нациям». В частности, он настаивает на межправительственном и двустороннем сотрудничестве. Несколько старомодный подход. На выложенной в интернете карте Европы с описанием его программы все еще видно две необъединившихся Германии, над чем вдоволь посмеялись в социальных сетях.

Ален Жюппе, тоже бывший премьер и дважды министр иностранных дел, в свою очередь, представляется продолжателем курса Ширака и выступает в защиту гуманитарных принципов. Как убежденный европеец, он опасается «развала» ЕС. Он утверждает, что «ничего не получится без франко-немецкого дуэта, который может эффективно работать лишь при наличии равновесия», и настаивает на необходимости построить «мощную Европу, как один из полюсов мира завтрашнего дня».

«Вне игры» Фийона

Оба кандидата от «Республиканцев» расходятся по сирийскому конфликту и в целом французской политике на Ближнем Востоке. «Франсуа Фийон выступает за реализм в международных отношениях, то есть концепцию, которая отталкивается в первую очередь от интересов и соотношения сил», — объясняет депутат Серж Груар, который занимается «проектом» в его команде. Он подчеркивает «риск усиления после победы Дональда Трампа американо-российского бинома, который полностью поставит Францию вне игры».


Отрывок из статьи Франсуа Фийона:

«Мы оказались вне игры на дипломатической сцене: летом 2013 года мы были брошены американцами и британцами и унижены, когда захотели в одиночку нанести удар по Башару Асаду. Сегодня же американцы и россияне отодвигают нас в сторону, больше не приглашают нас участвовать в своих дискуссиях. Давайте вернем нашу страну в центр игры». Позиция Алена Жюппе продолжает дипломатическую линию Франции последних 15 лет и курс на укрепление трансатлантических связей. «Это означает подтверждение общих ценностей вроде прав человека и демократии, но также способность при необходимости дистанцироваться от Вашингтона и открыто говорить со всеми», — объясняет евродепутат Арно Данжан. По его словам, «диалог с Москвой не должен означать, что нам нужно равняться на российские позиции или принимать риторику Кремля о борьбе с терроризмом».

Жюппе категорически против альянса с Асадом

Как свидетельствует название его последней книги, главный приоритет для Франсуа Фийона — «победить исламский тоталитаризм». «Мы имеем дело не с точечной и преходящей угрозой, а с мощным движением, которое намеревается взять под контроль большую часть мира с помощью тоталитарных методов и идеологии, или даже стремлением к геноциду восточных христиан и евреев, которых они хотят выдворить из Израиля», — заявил он в начале октября на Atlantico, отметив даже «риск третьей мировой войны».

Из этого вывода вытекает и его отношение к Дамаску. «В Сирии существует не два лагеря, и даже не три, как часто говорят. Есть лагерь тех, кто хотят установить тоталитарный [исламистский] режим, и остальные. Я выбираю остальных», — говорил он в теледебатах перед первым туром. Кроме того, Франсуа Фийон обещает «открыть по меньшей мере один дипломатический пост для формирования диалога с сирийским режимом».

Такой поворот стал бы весьма символичным. Дело в том, что в марте 2012 года Париж решил закрыть посольство и разорвать отношения с «дамасским мясником», обвинив того в расправах над собственным народом. В тот момент Фийон был премьером, а Жюппе — министром иностранных дел. Бывший глава МИДа не отрекается от принятого решения. «В Сирии мы оказались в полнейшем тупике, но не можем отказываться от справедливости и мира для сирийского народа», — охотно повторяет он. По его словам, приоритетная задача борьбы с ИГ не означает формирования альянса с Асадом.

Отрывок из статьи Алена Жюппе:

«В Сирии борьба с ДАИШ станет моим абсолютным приоритетом, но мы не должны отказываться от справедливости и мира для сирийского народа. Я не стану заключать альянс с Башаром Асадом, замалчивая творящиеся на наших глазах преступления против человечности».

Расхождения по России


Франсуа Фийон считает, что французская дипломатия сбилась с пути, потому что «цеплялась за идею о том, что пока Башар остается у власти, ничего сделать не получится». Некоторые из его сторонников вроде депутатов Тьерри Мариани (зампредседателя групп франко-российской дружбы в Национальном собрании) и Валери Буайе отправились в марте в вызвавшую неоднозначную реакцию поездку в Дамаск. Франсуа Фийон воздержался от этого, но выступил в защиту восточных христиан. Кроме того, он призывает пересмотреть в пользу Ирана ближневосточные альянсы Франции, которая сделала слишком большую ставку на суннитские державы и, в частности на Саудовскую Аравию, «источник фундаментализма в исламе».

Позиции двух кандидатов по Путину тоже сильно разнятся. У Франсуа Фийона сложились хорошие отношения с российским лидером. В эфире российского телевидения 23 ноября тот назвал бывшего премьера человеком, который «сильно отличается от политиков в мире». Для Фийона Россия является ключевым партнером, причем не только в борьбе с исламским тоталитаризмом. «Вопрос в том, будем ли мы способствовать сближению России с Европой или же толкнем ее в сторону Азии, которая становится новым мировым центром тяжести», — отмечает Серж Груар.

Ален Жюппе не считает себя «путинофилом или путинофобом» и признает необходимость политического диалога с Россией, призывая при этом «перевернуть страницу периода после окончания холодной войны» и «соблюдать международные соглашения». Прозрачный намек на силовую аннексию Крыма весной 2014 года, первый случай подобного рода в Европе после Второй мировой войны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.