Президент Тайип Эрдоган железной рукой продолжает проводить чистки: в начале этой недели были уволены почти 15 тысяч человек.

Офицеры, полицейские, налоговые инспекторы, врачи, инженеры, медсестры и акушерки — ни одной профессиональной группе не удалось их избежать, по сообщению Reuters. Эрдоган твердо намеревается выкинуть всех, кто, как утверждают, связан с организациями, которые, как полагают, подрывают безопасность государства.

Законы чрезвычайного положения, дающие правительству широкие полномочия, в октябре обновили. Более 125 тысяч человек лишились на сегодняшний день работы или временно отстранены от своих должностей после неудавшейся попытки переворота в июле. Примерно 36 тысяч — в тюрьмах и ждут суда.

Эрдоган использует чрезвычайные законы, чтобы решительно разделаться со своими противниками. Главная мишень — религиозный лидер Фетуллах Гюлен (Fetullah Gülen) и его движение. Ранее Гюлен был союзником Эрдогана, но сейчас о нем говорят, как о террористе, как о «мозге», стоявшем за попыткой переворота летом этого года.

Растущее беспокойство

В четверг Европарламент выступил с просьбой заморозить переговоры с Турцией о членстве в ЕС. Это совершенно явное проявление беспокойства, хотя решение и не является для Еврокомиссии обязательным.

Недавний доклад комиссии рисует мрачную картину положения в области прав человека. Особенно серьезное беспокойство вызываются нападки на свободу слова. Еврокомиссия убедительно призывает национальное собрание не пытаться рассматривать предложение о возвращении к смертно казни.


Доклад осложняет отношения между ЕС и Турцией. Несколько дней тому назад Эрдоган обрушился на президента Европарламента Мартина Шульца, который в интервью одной из газет сказал, что ЕС следует рассмотреть вопрос о введении экономических санкций в качестве ответа на нарушения прав человека в месяцы, прошедшие после попытки переворота.

Куда идет Турция?

Вопрос довольно старый, но сейчас его задают с новой силой: Куда идет Турция?

Почти 18 лет тому назад, в 1999 году, Турция получила статус кандидата в члены ЕС. Переговоры о вступлении ведутся с 2005 года.

Сейчас дело может дойти до обоюдного разрыва. Если Турция и правда вновь введет смертную казнь, это сразу же приведет к остановке переговоров о членстве. Но пока до этого не дошло, турки и сами могут повернуться к ЕС спиной.

«Мы не желаем членства в ЕС любой ценой. Почему бы Турции не стать членом Шанхайской группы?» — задал Эрдоган вопрос в беседе с представителями турецких СМИ на борту самолета, возвращаясь домой после визитов в Пакистан и Узбекистан в прошлые выходные.

Шанхайская группа — региональная организация, занимающаяся вопросами безопасности, в которую входят Китай, Россия, Казахстан, Узбекистан, Киргизия и Таджикистан. Организация была создана в 2001 году, в частности, для борьбы с радикальным исламизмом и контрабандой наркотиков из Афганистана.

Политическая демонстрация

Шанхайская группа не является реальной альтернативой ЕС. Но заявление Эрдогана привлекает к себе внимание как политическая демонстрация. За ним скрывается следующее: нам не нужна Европа, мы не должна смотреть на запад.

Многие не без оснований интересуются, действительно ли стороны относились к переговорам о турецком членстве в ЕС всерьез. Является ли целью стопроцентное членство? Для Брюсселя? Для Анкары?

Возможным ответом может быть то, что процесс был целью сам по себе. Благодаря переговорам Турция придерживалась стандартов и ценностей, на которых основывается ЕС. Для реформистских сил в Турции процесс был домкратом для модернизации страны.

Возможно, сейчас развитие в этом направлении подошло к концу. В следующем году состоится референдум о конституционных реформах, который может открыть дорогу к усилению президентской власти и долгим годам с Эрдоганом у руля. Может состояться и референдум по вопросу об отношении к ЕС. Результатом может стать турецкий вариант брексита: выход из процесса, который много лет был важнейшим официальным связующим звеном между Турцией и Европой.

Балансирование по туго натянутому канату

В результате этого уровень безопасности может снизиться, а ЕС будет одновременно с этим вынужден балансировать в отношениях с Анкарой по туго натянутому канату. Возможно, в Турции сейчас находятся три миллиона сирийских беженцев. ЕС нуждается в помощи Анкары, чтобы держать миграционные потоки под контролем.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг подчеркивал, что Турцию заботит вопрос о том, чтобы быть сильным союзником в НАТО, когда он встречался с турецким руководством в Стамбуле несколько дней тому назад. Но его комментарии несли в себе отпечаток желания не наступать туркам на ноги больше, чем это совершенно необходимо.

Когда Столтенберг встречался с Эрдоганом весной этого года, он подчеркивал, что НАТО основывается на таких ценностях, как демократия, права человека и принципы правового государства. После последнего визита он в интервью с газетой VG больше указывал на то, что о таких вопросах диалог с Турцией ведет Совет Европы.

Совершенно очевидно, что время, когда Турция казалась образцом для подражания, демократическим, умеренно мусульманским государством в регионе, охваченном войнами, кризисами и религиозным фанатизмом, закончилось. Вместе с тем страна стоит на геополитическом перепутье и влияет на вызовы, которые касаются всей Европы, учитывая соседство этой страны с Сирией и Ираком, борьбу с террором и ее отношение с путинской Россией.

Турция стала головной болью, от которой Европа и НАТО никак не могут избавиться.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.