Недавно New York Magazine воспламенил весь интернет, предположив, что взлом машин для подсчета голосов в ноябре мог повлиять на исход президентских выборов.

Это опасно, и не только потому, что нет никаких доказательств, что Россия «украла выборы». Болтовня о машинах для подсчета голосов отвлекает от сути этого предположения — успеха широкой российской стратегии с целью ослабить веру американцев в демократию (бездоказательное предположение Трампа, что «миллионы» проголосовали нелегально, могло бы иметь тот же эффект).

В нынешнем цикле выборов стратегия проявилась в постоянных заявлениях о вмешательстве России путем создания фальшивых новостей и распространения информации, украденной из взломанной электронной почты Национального комитета Демократической партии. Те письма нанесли удар по Хиллари Клинтон и понизили доверие американцев к праймериз демократов.

Зачем российским агентам вести подрывную деятельность на американских выборах? Ответ — в инстинкте выживания Владимира Путина. Как пишет историк из Йеля Тимоти Снайдер (Timothy Snyder), Путин стремится ослабить демократию и гражданские общества по всему миру, чтобы российский авторитаризм лучше смотрелся на их фоне.

Вот почему европейские ультраправые партии получают поддержку. Эксперт Алена Полякова уверена, что для России это беспроигрышная стратегия. Когда побеждают кандидаты, поддерживаемые Россией, ее влияние растет (и это главная причина, почему могущественные державы вмешиваются в выборы в других странах). Даже если эти кандидаты проигрывают, институты тех стран, на которых направлено воздействие, все равно становятся слабее и не так активно противостоят России.


Этой же логикой можно объяснить и расчет России в отношении выборов в США. Как человек, выражающий свое восхищение Путиным, Дональд Трамп, вероятно, кажется более благосклонным к России, чем Клинтон. Если бы Трамп проиграл, администрация Клинтон оказалась бы ослаблена в результате сомнений в легитимности ее победы, поскольку ее на протяжении всей предвыборной кампании преследовали фиктивные обвинения в краже номинации от Демократической партии.

Сейчас вопрос в том, какие эффекты повлечет за собой подобное вмешательство. Есть две причины полагать, что гамбит Путина может иметь неприятные последствия.

Во-первых, как политологи Александр Даунс (Alexander Downes) и Линдси О’Рурк (Lindsey O’Rourke) утверждают в своем последнем исследовании, установление дружественных режимов в других странах всегда плохо заканчивается. Они пишут, что «новый лидер, впервые пришедший к власти, сосредоточен на том, чтобы обеспечить собственное политическое выживание, и вмешательство третьего лица часто мешает осуществлению этой задачи». Вспоминая трудности, с которыми столкнулись американские чиновники, пытаясь применить свои рычаги воздействия на лидеров Афганистана и Ирака после формирования там правительств, американцев нынешняя ситуация не должна удивлять.

Вряд ли можно сравнивать российское вмешательство в предвыборную кампанию в США с «навязанной из-за рубежа сменой режима», но логика — та же самая. Репутация Трампа как президента будет зависеть от того, как он будет отстаивать интересы США, которые во многих областях все еще противоположны интересам России. Более того, у Трампа есть причины продемонстрировать, что он способен выступить против кого-то, кто считается жестким лидером. Ничто в прошлом Трампа не намекает, что верность и благодарность могут обуздать его жажду осуществления личных интересов.


Вторая опасность ответной реакции связана с долгосрочными рисками размывания веры американцев и иностранцев в институты США. Российский аналитик Федор Лукьянов пишет, что Трамп и сам — темная лошадка. Другим государствам может быть сложно предсказать его действия и отличить его истинные политические заявления от стихийных преувеличений. Это плохо: как объясняет политолог Фил Арена (Phil Arena), неопределенность способна развязать войну.

© AFP 2016, Yuri Gripas
Белый дом в Вашингтоне во время президентских выборов в США


А специалист по международным отношениям Дэниэл Нексон (Daniel Nexon) отмечает, что глобальный политический порядок требует, чтобы правительство США признало Трампа законным представителем, чья задача в стране и за рубежом — поддерживать мир и процветание государства. Недостаток легитимности у Вашингтона подорвет весь нынешний миропорядок.

В краткосрочной перспективе это сыграет на руку Москве в вопросах Сирии и Крыма. Но если после того, как наступит конец периоду гегемонии США, в мире возникнет длительный глобальный хаос, Россия тоже обеднеет и окажется под угрозой.

Ирония в том, что у американцев имеется прямой пример того, к каким печальным последствиям приводит вмешательство в политику других могущественных стран. В 1990-е политики и эксперты в США пытались построить демократическую и капиталистическую Россию на обломках Советского Союза. И это подразумевало гораздо более глубокое вмешательство во внутренние дела России, чем самые параноидальные заявления во время предвыборной кампании 2016 года. Но планы США провалились, и возникший хаос подорвал все влияние США на Россию и дискредитировал демократические институты и лидеров, таких, как русский президент Борис Ельцин. Полностью подавленный и уничтоженный, Ельцин передал президентство премьер-министру Владимиру Путину.

Пол Масгрейв — доцент Массачусетского университета в Амхерсте.

Комментарии читателей:

Fgshul 28.11.2016
«Не знаю, как в других странах, но когда я голосую, то бюллетени электронные, автономные, и их физически перемещают на отдельный сервер, куда и загружаются результаты. Подключение к интернету отсутствует, и считается, что все это безопасно. А что касается России, то Путин просто пытается доказать, что он лучше любого из сидящих в Белом доме. Просто детская игра в царя горы».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.