Ввиду неопределенности приоритетов будущего американского правительства во внешней политике, Бразилия спешит пересмотреть характер своего стратегического подхода к Соединенным Штатам.

Промахи последних лет ничтожными никак не назовешь. Когда Бразилия и Вашингтон, казалось, шли к построению повестки дня, соответствующей значению обеих стран на региональном и общемировом уровне, разразился скандал с американским шпионажем против Дилмы Русеф, породив травматический кризис доверия. И это не считая удара, который правительство Обамы нанесло Бразилии в посредничестве по ядерной сделке с Ираном в 2010 году.

Несмотря на визит Дилмы в Вашингтон в 2015 году повестка дня этих встреч касалась временных мер и практически не затрагивала самую значимую для обеих стран тему: построения целенаправленных долгосрочных стратегических отношений. С виду был установлен «мир», но по сути «недоверие» осталось.

Правительство Темера обозначило расширение торговли как способ преодоления образовавшегося разрыва и как приоритетный вопрос для отношений с США, а также избрало тему устойчивого развития в качестве центрального компонента для рычагов влияния Бразилии на международном уровне.

Однако есть риск того, что подобный сценарий не реализуется: все будет зависеть от подходов, которые выберет Трамп.

Настойчивые заявления об «исторических связях, дружественных странах, мультикультурных сходствах, расовой демократии» уже не помогут заменить собой объективную стратегическую повестку дня и едва ли растопят лед, в последние годы сковавший двусторонние отношения.

При разработке новой политики важно, чтобы Бразилия учитывала, что партнерство в области обороны лимитировано, диалог по безопасности ограничен, а торговый обмен не используется в полную силу.

Если рассматривать только торговлю, бразильский экспорт в США в 2015 году составил менее 1,5% американского импорта. Бразильский импорт составляет 2,5% от общего объема экспорта США. Доля бразильских инвестиций в потоке всех прямых иностранных инвестиций в США составляет один процент. Из почти 5,5 триллиона прямых инвестиций США за рубеж на Бразилию приходится всего два процента.

Реорганизуя приоритеты, Бразилия должна пересмотреть стандарты своей международной государственной политики с Вашингтоном.

По таким вопросам, как борьба с организованной преступностью, безопасность и международное правовое сотрудничество, действия Бразилии не подчиняются никакой централизованной институциональной системе, которая обеспечивала бы стандартизированное, основополагающее или даже гармоническое взаимодействие между полицией, прокуратурой и судами.

Без согласованности в работе и какой-либо определяющей стратегии переговорная сила Бразилии оказывается раздробленной. Институциональная политика осуществляется на розничной основе.

Пока Бразилия не заставит Вашингтон задуматься о ее стратегических предпочтениях, добиться от американского истеблишмента большей утонченности в обращении с Бразилией будет трудно, даже при новом руководстве.

С другой стороны, чем дольше Соединенные Штаты будут открывать для себя потенциал Бразилии и осознавать, что наши взаимные стремления вполне сопоставимы, тем больше будет Бразилия расширять собственную систему альянсов, стремясь обрести признание у Пекина и Москвы, которого все никак не получит от американцев.

Отношения Бразилии с Россией и Китаем определяются в первую очередь бизнесом, тогда как с американцами они исторически строятся на принципах.

Бразилия находится на периферии внешнеполитической программы США. Протокольного внимания недостаточно. Пришло время обеим странам выйти из состояния взаимного бездействия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.