Примечание редактора: Ниже приводится мнение одного из участников симпозиума, проведенного по инициативе National Interest и Carnegie Corporation of New York. Мы задали нескольким ведущим специалистам с мировым именем вопрос о будущем российско-американских отношений при президенте Дональде Трампе и опубликовали их ответы.

Не будем называть это перезагрузкой, но российско-американские отношения выиграют, если президент Трамп займет по отношению к Москве не такую позицию, какую занимал президент Обама. Трамп, похоже, понимает, что Владимир Путин будет и дальше утверждать российские интересы, дабы доказать, что его страна заслуживает международного уважения, а также чтобы укрепить российское чувство гордости в момент, когда в экономике страны усиливается застой. Трамп также во всей видимости признает, что российская политическая система позволяет Путину использовать силу за рубежом с минимальными внутриполитическими последствиями у себя дома. Видимо, Трамп понял, что на Украине возник замороженный конфликт, и что в американских интересах не ввязываться в борьбу, в которой у России ставки гораздо выше, чем у США. Он, похоже, осознает, что нет никакого смысла сражаться с Путиным за будущее Сирии во главе с Асадом, которого невозможно силой отстранить от власти.


При этом Трамп может предложить Путину односторонние уступки, согласиться с позицией России по Украине и Сирии, но ничего не получить взамен. Если Трамп решит отменить санкции, то делать это надо постепенно, в обмен на некие уступки со стороны России, даже если они не будут соответствовать тому, на что рассчитывает Вашингтон. А любые изменения в подходах к Сирии следует координировать с Францией и с другими европейскими союзниками.

Огромное преимущество Америки над Россией заключается в том, что у нее по-прежнему есть друзья и союзники, в то время как у Москвы есть только вассалы, напуганные соседи и партнеры по расчету. В Вашингтоне явное большинство демократов и однопартийцев Трампа не доверяют путинскому правительству и презирают его. И что бы ни говорил и ни делал Трамп, между Вашингтоном и Москвой будут новые конфликты. Это особенно очевидно в киберпространстве, где русским не приходится сталкиваться с военной мощью НАТО. Но какие бы изменения в российско-американские отношения ни вносил Трамп, делать это он должен лишь после подробных консультаций с европейскими союзниками, в частности, с Германией. Ему целесообразно найти пути сближения с Украиной, чтобы эта страна стала мостом между Россией и Европой, а не очередным статистом, которому Запад прививает свои ценности. Во избежание российско-китайского сближения Трамп должен отказаться от своего карикатурного представления о Китае как о хищной и алчной стране, при помощи которого он возбуждал толпы в ходе своей предвыборной кампании. Ему понадобится налаживать практическое партнерство с Китаем, где это возможно, и особенно новые коммерческие и инвестиционные связи.

И наконец, поскольку Россия вступила в период долгосрочного экономического спада, вызванного в большей степени не давлением со стороны Запада, а технологическими переменами на энергетических рынках и неспособностью Москвы модернизировать и диверсифицировать российскую экономику, самой мудрой стратегией для Трампа было бы держаться в стороне от Путина, поскольку российская мощь ослабевает изнутри.

Иэн Бреммер — президент аналитического центра Eurasia Group, автор книги «Сверхдержава. Три варианта роли Америки в мире» (Superpower: Three Choices for America’s Role in the World).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.