Это хорошо, что около тысячи рабочих из компании Carrier не потеряют свои рабочие места. Но в том сочетании подкупа и угроз, которое могло повлиять на решение Carrier (подкуп — это обещание налоговых послаблений, а угроза — это перспектива потери оборонных заказов материнской компанией Carrier United Technologies), присутствует явный налет путинизма.

Если это станет стандартным методом работы американского правительства, результат окажется тоже очень русским: сокращение инвестиций, замедление экономического роста, снижение занятости.

В тот день, когда Трамп совершал круг почета по заводу Carrier в штате Индиана, Washington Post по совпадению опубликовала весьма уместную статью о «главном решателе» России Владимире Путине.

В статье, написанной корреспондентом газеты Дэвидом Филиповым (David Filipov), говорится о том, что подконтрольное государству телевидение постоянно показывает, как российский президент допрашивает либо устраивает выволочки директорам заводов и мелким руководителям.

«Если растут цены, если низки зарплаты, если издержки превышают смету, Путин набрасывается на незадачливого управленца — „Что у вас с головой?“, „Да вы с ума сошли“ или „Да что вы несете?“ В это время камеры работают, а путинская жертва заикается и ерзает», — пишет автор. «Путин поставил себя так, будто он — единственный в стране человек, к которому сегодня могут обращаться граждане, поскольку доверие к власти очень низко».


Образ «главного решателя» (это фраза путинского биографа и эксперта из Института Брукингса Фионы Хилл (Fiona Hill)) в политическом плане выгоден Путину, хотя все результаты социологических опросов в России, где за честную критику сажают и убивают, следует воспринимать с некоторой доле скепсиса.

Этот образ может показаться привлекательным и избранному президенту США.

Но проблема в том, что в США это не работает. Российская экономика год от года сокращается, и сколько бы Путин ни унижал директоров заводов, рост там не начнется, если не будет структурных и политических реформ.

В американской экономике тоже есть проблемы, включая потерю рабочих мест в промышленности и чувство незащищенности, которое испытывают многие рабочие. Но она — намного здоровее и жизнеспособнее российской, так как там наблюдается устойчивый рост, низка безработица, а уровень жизни в стране намного выше.


Почему?

Главная причина в том, что американской экономикой управляют законы, а не капризы и прихоти государственных руководителей. Таким компаниям, как Carrier, а также иностранным инвесторам, вложившим в США три триллиона долларов, нужна предсказуемость. Они хотят быть уверены в том, что полученная ими прибыль будет облагаться таким же налогом, как и у конкурента с соседней улицы. Они хотят быть уверены в том, что им не придется совать в карман губернаторского сынка акции своих предприятий, чтобы получить «крышу» от полиции. Когда покупателем является само государство, они хотят, чтобы это государство покупало лучшую продукцию по оптимальной цене, а не обращалось к той компании, которая оказывает ему политические услуги.

Конечно, даже в США не все так чисто и безоблачно. Местные органы экономического развития добиваются расположения компаний, наперебой предлагая им налоговые льготы. Хотя в целом в проигрыше оказываются налогоплательщики, ни один штат не хочет в одностороннем порядке отказываться от такой практики, считая это небезопасным.

В прошлом году республиканцам в конгрессе едва не удалось уменьшить финансирование Экспортно-импортного банка, который организует схемы кредитования американских экспортеров, потому что они возражали против такой формы «блатного капитализма».


Будет интересно посмотреть, как отреагируют эти самые консерваторы, если вмешательство в дела Carrier станет привычной моделью для Трампа в вопросах управления. Экспортно-импортный банк, по крайней мере, предъявляет стандартные требования ко всем заемщикам. Но что будет, если Трамп продолжит свои набеги в условиях, когда сотни руководителей бизнеса ежедневно принимают решения о том, инвестировать или нет, и если инвестировать, то куда? Это будет дружба или вражда? А может, все будет зависеть от того, в каком штате находится та или иная компания, и насколько этот штат поддерживает Трампа? Или насколько интересен этот вопрос для СМИ?

В конечном итоге американцам выгоднее всего такая политика, которая обеспечивает рост и развитие торговли внутри страны и за рубежом. В США живет пять процентов мирового населения, но объем нашей экономики составляет четверть от мировой. Нам выгодно, когда компании вкладывают деньги в Мексике, а мексиканцы становятся состоятельнее и начинают покупать больше американских товаров.

Безусловно, это вряд ли утешит американских рабочих, которые теряют рабочие места из-за иностранной конкуренции или, как чаще случается, из-за роботизации производства и прочих технических новшеств. Если Трамп хочет помочь им консервативными мерами, он может отменить множество неудачных правительственных программ по переподготовке кадров, а сэкономленные средства направить на ваучеры и субсидии для работников, желающих учиться в колледже или получить новую специальность. Он может поддержать программы наставничества. Он может сделать так, чтобы при смене рабочих мест у работников сохранялись медицинские и пенсионные льготы, и чтобы они не зависели от одной компании. (Здесь поможет реформа здравоохранения Обамы, но пока не об этом.) Он будет вкладывать средства в инфраструктуру (как и обещал), но ему также следует выделять деньги на прекрасные государственные университеты и прочие научно-исследовательские учреждения.

Со временем это поможет ему совершать бесчисленные круги почета на самых разных заводах и фабриках, потому что выгоды от его политики почувствует вся страна, и в этом не будет ни царственных чудачеств, ни капризов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.