Асахи симбун: Какие ожидания вы связываете с предстоящей российско-японской встречей на высшем уровне?

— Прежде всего, экономические отношения. На фоне противостояния по территориальной проблеме экономическое сотрудничество — это локомотив, который потянет за собой двухсторонние отношения. Велика роль, которую играет политический настрой глав обеих стран. Мне особенно нравится план экономического сотрудничества из восьми пунктов, который предложил премьер-министр Японии Синдзо Абэ. Он отвечает пожеланиям простых людей: затрагивает не только такую классическую область, как энергетика, но и города, медицину, сельское хозяйство, малый и средний бизнес. Это полностью отличается от предложений Китая и Южной Кореи.

— Президент Путин также приветствует это предложение.

— Встреча в Ямагути станет новым шагом для личных отношений глав России и Японии. У России нет иллюзий, что Япония отойдет от западного курса по украинской и крымской проблемам. Вместе с тем у наших стран много точек соприкосновения. Позиция России по Северной Корее ближе, скорее, к Японии, чем к Китаю.

— Что вы думаете о проблеме подписания мирного договора?

— Я настроен пессимистично. Мне кажется, дело закончится тем, что стороны выразят намерение продолжить диалог. Поскольку Япония не признает российские законы на четырех островах, то в случае развития совместных проектов будут рассматриваться не только острова, а весь регион в целом. Я не говорю, что территориальную проблему нельзя урегулировать в соответствии с Советско-японской декларацией 1956 года, передав Японии острова Хабомаи и Шикотан. Тем не менее такая вероятность крайне мала. Поскольку это означает, что Японии придется отказаться от своей первоначальной позиции. Если премьер Абэ откажется от Кунашира и Итурупа, его подвергнут жесткой критике.


— Россия пойдет на соглашение в соответствии с договором 1956 года?

— Естественно, это очень непросто. Тем не менее президент Путин говорил об этом еще 15 лет назад. Россияне будут приветствовать вариант, при котором Россия не будет следовать этой декларации, однако российско-японские отношения будут ухудшаться.

— Президент Путин заявил, что он не знает, под чьим суверенитетом окажутся два острова, даже если они будут переданы Японии.

— Передача островов означает передачу суверенитета. По-другому толковать Советско-японскую декларацию невозможно.

— Вы предлагаете заключить не мирный договор, а договор о мире и дружбе.

— Суть мирного договора заключается в подтверждении результатов Второй мировой войны. Поэтому странно, если победитель Россия уступит проигравшей Японии. Россияне воспримут это как измену. Поэтому необходимо включить в этот договор слово «дружба».


Дмитрий Стрельцов родился в 1963 году. Преподает востоковедение в МГИМО. Председатель межрегиональной общественной организации «Ассоциация японоведов». Доктор исторических наук.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.