25 лет назад на белорусской земле, в Беловежской пуще, были подписаны соглашения, оформившие распад Советского Союза. Его адепты и поныне осыпают проклятьями тогдашних лидеров России, Украины и Белоруссии, подписавших приговор коммунистической сверхдержаве: мол, такую страну развалили!

Но Александр Лукашенко, тоже называвший распад СССР катастрофой (30 сентября белорусский президент именно так высказался в Пекине), недавно косвенно реабилитировал беловежских заговорщиков, сформулировав объективную причину крушения империи в оригинальной образной форме.

«Причина распада Советского Союза? Да не сочиняйте ничего — стирального порошка не хватало. Мне жалко было смотреть на женщин в очереди, да и сам не единожды стоял…» — сказал Лукашенко на пресс-конференции для региональных СМИ России 17 ноября в Минске.

Товару навалом, но кошельки тощают

Это тот случай, когда в шутке есть доля шутки. Да, Советский Союз страшил весь мир ядерной мощью, но его экономическая модель оказалась не способной дать людям приличный набор житейских благ. Эта система проиграла историческое соревнование проклятым буржуинам.

Другое дело, что крушение СССР не открыло входившим в него народам, как это грезилось романтикам прогресса четверть века назад, ворота в демократический и рыночный рай (страны Балтии — отдельная тема, но в целом и там пока достаточно сурово).

Судьбы постсоветских стран сложились по-разному, однако про Белоруссию можно точно сказать, что «совок» цепко держит нас и сегодня.

Ныне стиральных порошков да и прочего товара всевозможных марок в магазинах навалом. Канула в Лету эпоха тотального дефицита и злых очередей, но в целом народ вряд ли стал жить богаче, чем во времена «развитого социализма».

Более того, белорусы уже несколько лет беднеют даже по официальной статистике. Экономист Леонид Заико недавно подсчитал, что по ВВП на душу населения в долларах Белоруссия опустилась даже немного ниже уровня 1991 года, когда распался Советский Союз.

«Белоруссия не смогла создать жизнеспособную экономику, которая обеспечивала бы достойный уровень жизни населения», — отметил в комментарии для Naviny.by эксперт минского аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич. Фактически, говорит он, страна «живет за счет внешней помощи, подачек».

В ловушке неэффективной экономики


Лукашенко победил на достаточно демократических выборах 1994 года, играя на ностальгии замученных кризисом людей по советской стабильности, условному распределительному раю. Но Белоруссия под руководством президента-ретрограда, как видим, попала в советскую ловушку неэффективной государственной экономики.

Вообще некоторые комментаторы привержены схеме, что режим Лукашенко повторяет в миниатюре историю СССР: вот был период репрессий, вот пошла разрядка с Западом, вот наступил застой…

Вопрос, однако, в том, наступит ли перестройка. Официальный лидер раз за разом отвергает путь реформ, о которых осторожно твердят уже и люди в его окружении. Он четко помнит, что последний советский правитель Михаил Горбачев, посеяв ветер перемен, в итоге пожал разрушительную для коммунистического режима бурю.

Но по большому счету СССР тогда просто исчерпал внутренние ресурсы, хотя имел богатейшие недра. Белоруссия природными ресурсами не в пример беднее, однако Лукашенко, придя к власти, нашел было палочку-выручалочку в обличье России. Да, с ней пришлось начать рискованную игру в братскую интеграцию, однако игра, с точки зрения белорусского президента, стоила свеч.

Плюс капкан «братской интеграции»

Сейчас же свечи превратились в огарки. Россия сама капитально просела в экономике и уже не может (да и не хочет, по крайней мере без серьезных встречных уступок) давать союзнику прежние льготы.

После ноябрьского визита Лукашенко к Владимиру Путину стороны хранят гробовое молчание. Из чего нетрудно понять, что нефтегазовый конфликт так и не разрешен. Москва продолжает держать белорусские НПЗ, эти драгоценные генераторы валюты в казну, на голодном пайке.

Как видим, интеграция по схемам Кремля (сначала в формате Союзного государства, потом — в евразийском), которая поначалу казалась деятелям в Минске чудесным решением всех проблем развития, оказалась капканом: сформировалась наркотическая зависимость белорусской экономики от российских «дозняков». А с дозняками все хуже.

На днях Лукашенко возмущенно высказывал прилетавшему в Минск иркутскому губернатору Сергею Левченко: «Мы сами себя подвергаем критике, а теперь и за границей начали говорить, что это за Евразийский экономический союз, если падает товарооборот».

Понятно, что не иркутский губернатор придумал ЕАЭС. Это — месседж глухого недовольства, адресованный хозяину Кремля. Но адресат молчит, и многим наблюдателям пауза кажется зловещей.

Пропагандистская артподготовка Кремля начинается?

Тем временем по российским СМИ прошла волна материалов, передач, в которых Белоруссия стали рисовать по принципу «если друг оказался вдруг». Мол, в синеокой республике поднимают голову местные бандеровцы, русофобы, а «батька»-де смотрит на это сквозь пальцы да и сам заигрывает с Западом. В общем, не упустить бы Белоруссию, как Украину.

Некоторые белорусские оппозиционеры и аналитики связали формирование этого тревожного пропагандистского дискурса (фактически антиукраинская матрица) с намерением Москвы задействовать более четырех тысяч вагонов для переброски своих войск на учения «Запад-2017» в Белоруссию. Знаем, мол, ваши учения. Проглотите и не поперхнетесь.

В частности, Арсений Сивицкий и Юрий Царик из минского Центра стратегических и внешнеполитических исследований в последнее время упорно акцентируют внимание на симптомах, говорящих, как считают эти политологи, о намерении России получить военно-политический контроль над Белоруссией (возможно, в рамках некоего гибридного сценария).

Насколько обоснованны такого рода алармистские прогнозы?

«События на Украине показали, что никаких гарантий сохранения независимости Белоруссии со стороны Москвы быть не может», — заявил в комментарии для Naviny.by минский аналитик-международник Андрей Федоров. Причем, по его словам, имперские инстинкты делают поведение России на внешней арене непредсказуемым: трудно предположить, что может спровоцировать агрессию по отношению к соседям.

В частности, аналитик допускает, что нарастание внутренних экономических трудностей может подтолкнуть российское руководство к идее очередной «маленькой победоносной войны». Причем Белоруссия в таком случае выглядит самым подходящим объектом, так как дело может обойтись без жесткого сопротивления. Особенно если применить гибридный сценарий, когда «въедет на белом коне некая марионеточная фигура, а Москва даст ресурсы, чтобы показать выгоды более тесного единения», говорит Федоров.

Будущее во мгле

Карбалевич, в свою очередь, подчеркивает, что угроза потерять формальную независимость для Белоруссии невелика: «Даже если представить себе, что российские танки возьмут Белоруссию, то ее вряд ли просто присоединят, как Крым. Скорее всего, будут ставить какое-то марионеточное правительство».

А вот «потеря реальной экономической независимости уже происходит на наших глазах, и внешние кредиторы диктуют Белоруссии внутреннюю политику — экономическую, социальную и так далее», добавил Карбалевич.

По его мнению, белорусское общество оказалось незрелым, «не готовым брать на себя ответственность за свою судьбу», оно «готово отдать ее одному человеку».

То меньшинство, которое активно протестовало против такой системы, было просто придавлено асфальтовым катком репрессий. Реакцией же массы белорусов на непростые постсоветские условия стало желание спрятаться в улиточную раковину, делегировать решение судеб страны всевластному правителю, строгому, но справедливому царю.

Однако патернализм, глубоко засевший в мозгах за советское время, сыграл с нашим обществом злую шутку.

В итоге сегодня, через четверть века после распада СССР, выпавшая из времени Белоруссия деградирует, а ее будущее по-прежнему во мгле.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.