Во вторник ливийские боевики устроили громкий праздник в прибрежном городе Сирт (почти семь месяцев они боролись, чтобы вытеснить «Исламское государство»), в то время, как, в основном, проправительственные силы искали оставшихся боевиков.

Надежды «Исламского государства» (запрещенная организация на территории РФ) на расширение своего самопровозглашенного «халифата» за пределы Сирии и Ирака, в Ливию, рухнули, по крайней мере, сейчас. Но, по мнению аналитиков, хотя пропаганда и усилия по набору бойцов ослабли, группировка остается активной в других частях страны.

Ливия столкнулась с разнообразием подпольных ячеек, которые устраивают теракты, такие же, как в Ираке, Сирии и Афганистане, после смены ситуации на поле боя. «Захват Сирта, безусловно, стал тяжелым ударом по ответвлениям „Исламского государства“ в Ливии, потому что у них больше не будет территориальной крепости в стране», — сказала Клаудия Гаццини, старший аналитик в International Crisis Group. «Это очень важно, поскольку у них больше нет возможности действовать или вербовать открыто и взымать налоги напрямую».

Тем не менее, несмотря на поражение, говорит Гаццини, «мы не можем исключать», что группировка осуществит атаки в других частях страны. Ливию настиг хаос после убийства диктатора Муаммара Каддафи в 2011 году после «Арабской весны». Нефтедобывающее государство распалось на части, подконтрольные конкурирующим группировкам бывших повстанцев. Соперничающие правительства были созданы в столице, Триполи, и на востоке, каждое из них заявляло о своей легитимности.

В вакууме, в Ливии возникли «Исламское государство» и другие экстремистские группировки. В начале 2015 года в союзе с другими радикальными группировками, филиал «Исламского государства» захватил части Сирта, расположенного в самом центре ливийского нефтяного полумесяца. В течение нескольких месяцев, боевики усиливали давление на город и стремились создать свое собственное правительство.

Боевики рассматривали Сирт как запасной вариант, на случай падения их штаб-квартиры в сирийском городе Ракка. Новобранцы из других частей Африки и Ближнего Востока, — а также в Ливии — устремились в Сирт, в котором когда-то родился Каддафи. «Это была важная база и логистический центр для других фронтов ИГИЛ в Ливии», — сказал Фредерик Вери, аналитик по Ближнему Востоку Фонда Карнеги за международный мир.

Падение Сирта произошло в напряженный момент для Ливии. Конкурирующие повстанцы борются за территории и экономическую выгоду, это самое масштабное противостояние в столице более чем за год. Столкновения также продолжаются в Бенгази, втором по величине городе Ливии.

 Там исламисты воюют против сил, лояльных генералу Халифу Хафтару, влиятельному командиру, который недавно захватил контроль над ключевыми нефтяными терминалами, в то время как его соперники были сосредоточены на осаде Сирта. Насилие поставило под сомнение авторитет правительства национального единства, которое изо всех сил пыталось установить контроль, с тех пор, как прибыло в Триполи в марте. Эти проблемы грозят стать еще более сложными, поскольку «Исламское государство» планирует свои следующие шаги — и возможное возрождение.

«Чтобы найти место для управления, им придется отыскать район, страдающий от изоляции, своего рода племенной или социальный округ, который примет их — а также ранее существовавшую инфраструктуру джихадистов», — сказал Вери. Сегодня некоторые боевики «Исламского государства» воюют в Бенгази. Аналитики говорят, что другие, которые бежали из Сирта, возможно, переместились в южную часть Ливии, в том числе в город Себха. Юг может стать убежищем для перегруппировки, но из-за его расположения в Ливийской пустыне, возможно, будет сложнее привлечь новобранцев и организовать атаки.


Были также сообщения о деятельности «Исламского государства» в западной части Ливии, в том числе в городе Бани Валид, где сочувствующие племена предоставили боевикам пристанище в своих домах, и в прибрежном городе Сабрата, в котором у «Исламского государства» есть прочные связи с контрабандистами и другими криминальными сетями. «Трудно сказать, есть ли у них руководство, способное продумать дальнейшие шаги», — говорит Маттиа Тоальдо, эксперт по Ливии и старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям. «Реальный вопрос в том, найдут ли отдельные джихадисты новый „дом“ в других джихадистских группировках».

Триполи может стать следующей мишенью боевиков. Насилие в столице может еще больше подорвать авторитет правительства и предотвратить возвращение иностранцев. Также в городе растет напряженность между исламистскими боевиками, и любая вспышка боевых действий может быть на руку ячейкам «Исламского государства».

«Любой прямой конфликт между этими группировками наверняка уничтожит ту каплю безопасности, которая существует в Триполи, и это может открыть пространство для радикальных объединений, вроде ИГ», — сказала Гаццини. Даже сейчас, когда правительство национального единства пытается воспользоваться освобождением Сирта и укрепить свою международную легитимность, многие из его сторонников выказывают все большее недовольство.

Боевики, которые вытеснили «Исламское государство», в основном, родом из города Мисурата. Многие жители города говорят, что недавние столкновения в Триполи являются попыткой их соперников захватить столицу. «Жители Мисураты недовольны этим, и могут попытаться мобилизовать силы в Триполи в ближайшие недели», — сказала Гаццини. Или, в конечном итоге, они могут бороться с силами Хафтара, сказал Тоальдо.

Чем больше нестабильность, тем больше вероятность того, что «Исламское государство» перегруппируется, и что в Ливии сформируются другие экстремистские группировки. «Важно подчеркнуть, что джихадизм и угроза радикализации по-прежнему присутствуют в Ливии, особенно учитывая институциональный раскол государства, отчуждение огромного количества молодежи, изолированные города и племена», — сказал Вери.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.