На прошлой неделе двое лидеров сирийской гражданской оппозиции прибыли в Вашингтон, чтобы встретиться с законодателями и экспертами из переходной команды Трампа. Их задача состояла в том, чтобы убедить избранного президента Дональда Трампа в том, что он нуждается в поддержке сирийских повстанцев точно так же, как они нуждаются в его поддержке.

До своего избрания Трамп часто выступал с критикой поддерживаемой США оппозиции режиму Башара аль-Асада, заявляя, что США не понимают истинную природу этого сопротивления, и выражая сомнения в том, что успех сирийской революции будет более приемлемым вариантом по сравнению с сохранением режима Асада. Трамп обещал встать на сторону Москвы в борьбе против «террористов». Он даже заявил, что Алеппо «пал», несмотря на то, что повстанцы и мирные жители города продолжают бороться за выживание.

Цель лидеров оппозиции заключается в том, чтобы убедить следующего президента США, что войне в Сирии и той угрозе, которую она представляет для интересов США, невозможно положить конец без помощи США. В своем интервью они рассказали мне, что они хотят помочь администрации Трампа сотрудничать с Россией в борьбе против террористов.

«Наше послание ему заключается в следующем: оппозиция, о которой он говорит, которую он не знает, является сирийским народом, сирийской цивилизацией. Ему следует попробовать узнать нас лучше», — сказал премьер-министр «временного правительства» Сирии Джавад Абу Хатаб (Jawad Abu Hatab).


Это временное правительство является одной из ветвей руководства сирийской оппозиции. Оно базируется на территории Сирии и поддерживает тесные контакты с гражданскими советами в контролируемых повстанцами районах. Если администрация Трампа всерьез настроена отвоевать территории у «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.) на севере и западе Сирии, ему понадобятся эти политические органы, чтобы стабилизировать и управлять этими районами после окончания войны.

Суннитские арабские боевики, которые сражаются против «Исламского государства» на севере Сирии также поддерживают связь с гражданской оппозицией. Несколько тысяч из них являются частью организованной турецким правительством миссии «Щит Евфрата», в ходе которой им удалось отвоевать у террористов крупные участки территорий. Если только Трамп не собирается сделать ставку на сирийских курдов, которых Турция считает террористами и врагами, ему понадобятся эти сирийские боевики для захвата столицы «Исламского государства», города Ракка.

Абдель Илах Фахад (Abdul Ilah Fahad), генеральный секретарь Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил (НКОРС), сообщил мне, что сирийская оппозиция не возражает против планов Трампа сотрудничать с Россией в Сирии. По его словам, представители оппозиции уже проводят встречи с российским правительством — без участия представителей администрации Обамы. Он также добавил, что переговоры по вопросу о прекращении огня в Алеппо, которые прошли в Анкаре на прошлой неделе при участии Турции, провалились.

Хотя российские войска ведут жестокое наступление на удерживаемый оппозицией Алеппо, Россия, по словам Фахада, должна быть участницей любых переговоров и решения о мирном урегулировании. Но, добавил он, Трамп должен провести границу между сотрудничеством с Россией и помощью Ирану.

Фахад подчеркнул, что интересы России и Ирана в Сирии различаются. Представители российского правительства сообщили сирийской оппозиции, что по сравнению с Ираном Россия в меньшей степени заинтересована в том, чтобы сохранить режим Асада. Если США будут сотрудничать с Россией и изолируют Иран, это принесет пользу союзникам Америки в регионе, в том числе Израилю и государствам Персидского залива.

«Хорошо, что Трамп готов сотрудничать с Россией. У США и России должно быть понимание того, как решать проблемы на Ближнем Востоке, но без Башара Асада в качестве партнера, — объяснил Фахад. — Если Трамп сделает Асада партнером, это в значительной мере укрепит позиции Ирана».

Сирийская оппозиция считает, что администрация Обамы предала ее. Несмотря на многолетние попытки наладить связи, представители оппозиции уверены, что президент Обама слишком много обещал и слишком мало сделал. Смена администрации дает им надежду на перезагрузку, однако одновременно с этим несет в себе определенные риски.

Трамп может отказаться от сотрудничества с крупными оппозиционными группировками и наладить связи с тем небольшим сегментом оппозиции, который поддерживает Москва. Однако у этого сегмента нет необходимого авторитета на местах, поэтому любое соглашение с ними будет попросту невозможно реализовать.

Подлинная, неэкстремистская оппозиция нашла несколько сторонников в администрации Трампа. Будущий советник по вопросам национальной безопасности Майкл Флинн (Michael T. Flynn) хочет сотрудничать с Россией, а также с суннитско-арабскими оппозиционными группировками и Турцией. Будущий директор ЦРУ Майк Помпео (Mike Pompeo) не раз призывал сотрудничать с сирийскими повстанцами, чтобы бороться с террористами и оказывать давление на Асада.

У сирийской оппозиции есть шанс убедить избранного президента США в том, что ему необходимо сотрудничать с ними ради интересов национальной безопасности США. Но что будет, если Трамп им откажет? Хатаб и Фахад ответили, что они и сирийский народ продолжат сражаться, только уже без поддержки США.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.