«Впервые в истории политических выборов во Франции глава российского государства выбрал своего кандидата…» Пика Алена Жюппе в адрес Франсуа Фийона во время теледебатов перед вторым туром праймериз 24 ноября указала миллионам телезрителей на неизвестный им раскол. Хотя на самом деле споры среди французских правых ведутся с 1960-х годов и со временем лишь обостряются. Сначала в них столкнулись голлисты, ярые поборники национальной независимости, и центристы, которые больше придерживались атлантистских и проевропейских позиций. Затем, в 1990-х годах, схлестнулись защитники суверенитета и сторонники федерализма. При этом все они побывали у подножия берлинской стены, а затем в столицах освобожденных от коммунизма и СССР восточноевропейских стран, чтобы почтить героев того времени: Леха Валенсу в Польше, Вацлава Гавела в Чехословакии, Желю Желева в Болгарии.

Как бы то ни было, приход к власти Владимира Путина в 2000 году изменил расклад. В тот момент Евросоюз все еще расширялся. Как и НАТО. Москва ответила подъемом национализма, которая должна была восстановить контроль России над ее бывшей сферой влияния. Ярким примером силового ответа стала аннексия Крыма в 2014 году. И перед французскими правыми как никогда остро встал следующий вопрос: нужно переосмыслить отношения с путинской Россией, «не проявляя в ее адрес потворства или восхищения», как отметил эксперт по региону Николя Танзер (Nicolas Tenzer). Кроме того, следует провести черту между «консерваторами» и «либералами» на основании поддержки демократии.

Фальшивые дипломаты и настоящие шпионы

Эта сцена произошла несколько месяцев тому назад, еще до того, как Франсуа Фийон обошел всех на финишной прямой праймериз правых. В ходе собрания «Республиканцев» один из советников Алена Жюппе нарвался на такую гневную отповедь от бывшего премьера: «Мое главное разногласие с тобой — по России! Ты слишком сильно поддался влиянию поляков!» Это было намеком на стремление Франции успокоить в НАТО Польшу, которая встревожена российскими действиями на Украине. «Фийон на 100% пророссийский, он заворожен Путиным, — заявил впоследствии вышеупомянутый советник. — Это связано с искренним восхищением российской культурой и ролью, которую Путин, по собственному утверждению, играет для восточных христиан». Далее он пожаловался на «постоянное давление сторонников России на депутатов партии для формирования альянса с Путиным».

«Франсуа Фийон никогда не отступал от своих позиций по России, — говорит депутат от „Республиканцев“ Пьер Леллуш (Pierre Lellouche). — Он отмечает, что холодная война завершилась успехом Запада, но что с Россией затем обращались как с побежденной. Я сам сражался с Советским Союзом. Но современная Россия — не СССР, пусть и сохранила некоторые его методы».

6 декабря ассоциация «Франко-российский диалог» провела семинар под названием «Россия и Франция: совместная навигация в условиях системного кризиса». Семинар был организован в новом Русском духовно-культурном центре при парижском православном соборе, который за два дня до того освятил сам патриарх Кирилл. Владимир Путин не смог присутствовать на открытии здания в октябре из-за отсутствия приглашения со стороны Франсуа Олланда. Президент Франции несколькими днями ранее подчеркнул, что виновные в военных преступлениях в Сирии должны «понести за них ответственность, в том числе перед Международным уголовным судом». Строительство культурного центра и храма (они являются собственностью российского государства) было завершено после семи лет напряженных торгов между архитекторами, застройщиками, мэриями Парижа и 7-го округа, правыми и левыми депутатами, фальшивыми дипломатами и настоящими шпионами под патронажем МИДа, правительства и президента.

Посол России во Франции Александр Орлов не скрывал радости. Зал собраний культурного центра был забит до отказа. Помимо депутатов, глав предприятий и представителей российских ассоциаций во Франции там было отмечено даже присутствие «делегации» от Дональда Трампа. Заслуженный дипломат с тронутой сединой шевелюрой обратился к аудитории на безупречном французском: «Сегодняшний день — день политического крещения центра. Надеюсь, что этот дом станет и вашим домом». «За три недели Николя Саркози, Ален Жюппе и Франсуа Олланд ушли. Поэтому я с большим оптимизмом смотрю в будущее франко-российских отношений. Народ смог выступить против элиты, но как далеко он пойдет?»

Представим на мгновение, что такие слова произнес бы посол США. Это сразу бы породило новую полемику об «американском империализме». Как бы то ни было, Тьерри Мариани (Thierry Mariani), сопредседатель ассоциации, депутат и бывший министр, продолжил мысль Орлова: «Во время праймериз из России пытались сделать пугало и карикатуру, но французы выбрали ясность». Чуть позже он с удовольствием вспоминал о прошлогодней поездке в Крым вместе с депутатами от «Республиканцев» Жаком Мийяром (Jacques Myard), Клодом Гоасгеном (Claude Goasguen) и Николя Дюиком (Nicolas Dhuicq), а также сенатором-центристом Ивом Поццо ди Борго (Yves Pozzo di Borgo). Стоит отметить, что французский МИД выразил официальное несогласие с этим визитом в связи с нарушением международного права, которым стала аннексия Крыма Россией. Семь месяцев спустя Тьерри Мариани и Николя Дюик отметились поездкой в Дамаск на встречу с Башаром Асадом в компании еще трех депутатов от «Республиканцев». Далее в программе — путешествие в Алеппо на армянское Рождество.

Во имя наследия де Голля


Николя Дюик относится к этим поездкам с завидной непринужденностью. В его кабинете лежат словарик русского языка и перламутровая шкатулка из Дамаска. Расположившись в кресле и периодически поглаживая седеющую бороду, он рассказывает об истоках своей привязанности к России, где впервые побывал только в 2014 году. Он учил русский в школе «по учебникам советских времен, которые воняли рыбой». Он «искренне сочувствует» 30 миллионам советских граждан, которые погибли на восточном фронте во время Второй мировой войны. «Именно им я обязан своей свободой», — говорит он, как нечто совершенно очевидное. 56-летний депутат, психиатр по образованию и капитан запаса, рассказывает, что был до глубины души тронут словами экскурсовода, которая во время осмотра кремлевских сокровищ умоляла его продолжить наследие генерала де Голля. Этот великий человек заявил в 1966 году в Москве, что «извечная Франция» нанесла визит «извечной России». «Ужасно, что европейцы стали настолько невежественными» в том, что касается России, продолжает Николя Дюик. Что насчет Путина? «Ему приходится иметь дело с хаотическим миром». А как обстоят дела с политическими свободами в современной России? «Вопрос прав человека не относится к делу».

Что касается убийства главного российского оппозиционера Бориса Немцова, которого нашли мертвым неподалеку от Кремля в феврале 2015 года с четырьмя пулями от пистолета Макарова в теле, «в России о нем никто не говорит», — холодно отвечает депутат. «Пора уже перестать смотреть на отношения российской власти и оппозиции в отражении в кривом зеркале».

Его рассказ о мартовском визите к союзнику Москвы Башару Асаду не допускает возражений: «Когда я увидел его, то взглянул ему прямо в глаза. И не увидел там никаких извращенных наклонностей. Это государственный деятель, который защищает своих, и мне это кажется смелым поступком. Вы в курсе, что его жена — суннитка?» Такое уточнение не отменяет сотен тысяч погибших. И представленного в ООН доклада Сезара, в котором содержатся снимки по меньшей мере 6 тысяч 700 изувеченных пытками тел. Николя Дюик признает, что не читал его.

Тем не менее, если верить Пьеру Леллушу, особой популярностью позиции Николя Дюика не пользуются: «Он, конечно, приятный человек, но его не назвать типичным представителем нашей группы, где его считают слегка ненормальным». «Депутаты, которые распинаются о России и Сирии после долгих лет борьбы с коммунизмом, напоминают семинаристов в борделе», — полагает разбирающийся в вопросе дипломат. Но сколько человек у пророссийских правых? Если отталкиваться от (не имеющей обязательной силы) резолюции за снятие с России санкций, которые были введены из-за ее действий на Украине, им принадлежит подавляющее большинство: 8 июня документ поддержали 133 из 144 сенаторов от «Республиканцев». В то же время в документе осуждается аннексия Крыма Россией. Инициатором резолюции стал Ив Поццо ди Борго, который на семинаре «Франко-российского диалога» отметил, что «российский народ слишком долго страдал», и что Франция «больше всех теряет из-за санкций». «Мы собираемся сбросить этот груз в Брюсселе после будущих президентских выборов», — утверждает он.

Бывший министр обороны Жерар Лонге тоже голосовал за снятие санкций. Он возглавляет группу дружбы Франции и России в Сенате, которая включает в себя 53 члена (37 из них — правые и центристы). Среди тех немногих сенаторов, кто голосовали против, оказался один из основателей «Врачей без границ» Клод Малюре (Claude Malhuret). По его мнению, утверждение резолюции стало бы подарком для Путина. «Он как диктатор знает, что демократии всегда уступают первыми», — подчеркнул он во время дебатов.

Наибольшие трения вызывает «альянс» с Россией для совместной борьбы с джихадизмом. «Правые приняли российскую риторику об исламизме как общем враге, но союзники выбираются на основании общей системы ценностей, — уверен евродепутат от „Республиканцев“ Арно Данжан (Arnaud Danjean). — У нас же нет сходных с Россией ценностей. Христианская и открытая Европе постсоветская Россия — это миф. Реальность в том, что ее элита — олигархи и выходцы из КГБ».

От «Мистралей» до торговых интересов

«Смешон как раз не путинизм, а антипутинизм, — возражает Жан де Глиниасти (Jean de Gliniasty), аналитик Института международных и стратегических исследований и бывший посол Франции в России. — Да, Россию действительно нельзя назвать великой демократией. Это авторитарный режим в стране, которая в 30 раз больше нашей. Но Франции необходимо принять свою ответственность как государства. Если мы хотим разглагольствовать о морали и этике, давайте откажемся от места в Совбезе ООН и будем вести себя, как Дания!» С этим согласны Жан-Пьер Шевенман (Jean-Pierre Chevènement) и Юбер Ведрин (Hubert Védrine), два очень уважаемых среди правых русофилов «реалиста».

По мнению большинства «реалистов», отказ Франсуа Олланда передать Москве нашумевшие вертолетоносцы «Мистраль» в соответствии с подписанным еще при Саркози соглашением стал признаком «высокомерия и наивности» президента Франции. «У нас есть интересы в России», — в один голос заявляют депутаты от округов, которые пострадали от ответных мер Москвы в агропромышленной сфере. Приводят они и впечатляющие цифры: 20% спад объемов торговли двух стран с 2014 года и всего 500 французских предприятий в России (немецких насчитывается в десять раз больше).

Работающим в России французским предприятиям даже не нужно заниматься активным лоббированием, чтобы заставить депутатов прислушаться к себе. Их отношения и без того тесны. По обеим сторонам этой размытой границы стоит Жан-Пьер Тома (Jean-Pierre Thomas), бывший партийный финансист, который стал спецпредставителем президента Николя Саркози по России, а затем сформировал собственный инвестиционный фонд Vendôme (150 миллионов евро активов). «Мы оказались на нулевой отметке в франко-российских отношениях в обстановке почти что холодной войны. Вместо того чтобы грозить Владимиру Путину Международным уголовным судом за военные преступления, Франции было бы лучше сотрудничать», — предупреждает он. «Если кого-то и можно назвать путинским агентом во Франции, это Жан-Пьер Тома», — говорит осведомленный источник в разведке. Есть ли другие? Да, «хотя насчет многих все же есть сомнения». Это касается, например, давнего советника Франсуа Фийона Жана де Буасю (Jean de Boishue), который «не осознает, что не раз встречался со шпионами под дипломатическим прикрытием». «Рациональная риторика больше не работает, депутаты позволяют использовать себя, — встревожена советолог из Сорбонны Франсуаза Том (Françoise Thom). — Не исключено, что в этом состязании Путин выигрывает».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.