С именем Владимира Якунина связаны множество фактов о его личности: близкий друг Путина, бывший президент РЖД, мировой гигант, активный сторонник синергии между Китайской инициативой «Один Пояс — Один Путь» и Российской стратегией «Транс-Евразийский Пояс «Развитие». И каждый из этих фактов весом.

На сегодняшний момент, после своего ухода с поста в РЖД, Владимир Якунин полностью посвятил себя работе в исследовательском центре и консалтинговой деятельности. Будучи соучредителем Института Диалога Цивилизаций и заведующим кафедрой политологии МГУ, доктор политических наук приехал вчера в Шанхай (7 декабря 2016г.) для того чтобы посетить международную консультативную конференцию под эгидой Шанхайского Университета Международных Исследований. И дал интервью для Shanghai Observer и Jiefang Daily.

Китайско-Российские отношения: «Китай и Россия установили высокий уровень взаимного доверия»

Shanghai Observer, Jiefang Daily: В этом году отмечается 15-летие подписания Договора о Добрососедстве, Дружбе и Сотрудничестве между Китаем и Россией, а также 20-летие с момента установления Китайско-Российского стратегического партнерства и сотрудничества. Как Вам представляются сегодняшние отношения между Китаем и Россией?


Владимир Якунин: Последние несколько лет показали потенциал в отношениях между Китаем и Россией. Без сомнения, мы смогли установить высокий уровень взаимного доверия. В последние годы лидеры обеих стран также шли к товарищеским дружеским отношениям. Я считаю, что историческая важность Китайско-Российских отношений хорошо известна и не требует обсуждений. Сегодня, наряду с развитием китайской экономической, социальной и политической системы, страна сталкивается с задачами в сфере модернизации, инновации и развития, в то время как Россия также находится на этапе новой экономической модели. И в данном контексте, Китайско-Российское сотрудничество является особенно важным для каждой из сторон.

Когда Президент упомянул стратегическое партнерство между Россией и Китаем, шла речь не только про отношения в экономической сфере, например, материального производства, которое отвечает экономическим потребностям Китая, или ресурсных проектов, в которых у России есть потенциал; но это относится и к усилиям обеих сторон, которые те предпринимают для активного участия в формировании реалий сегодняшнего мира путем поддержания безопасности и мира на региональном, евразийском и мировом уровнях. Я считаю, что в этой области есть четкое развитие, что основано на взаимном доверии двух сторон и на общем понимании важности такого взаимодействия.

— Как бывший президент РЖД, что Вы думаете о перспективах синергии между китайской инициативой «Один Пояс — Один Путь» и российской стратегией «Евразийский Экономический Союз»? Россия занимает третье место по объему акционерного капитала в Азиатском Банке Инфраструктурных Инвестиций. Каковы Ваши ожидания относительно роли АБИИ?

— Вы абсолютно правы. Русско-Китайская транспортная сеть является одним из ключевых факторов в сотрудничестве между нашими странами. Китайская инициатива «Один Пояс — Один Путь» и российская евразийская политика вполне согласуются. У нас также есть Шанхайская Организация Сотрудничества, БРИКС, АБИИ и другие механизмы.

И в то же время я хотел бы отметить, что региональная интеграция между Китайской инициативой «Один Пояс — Один Путь» и российской евразийской политикой — это только одно из решений. Знаете, у России есть исследовательская программа Транс-Евразийский Пояс «Развитие». Данная программа была разработана за несколько лет до инициативы «Один Пояс — Один Путь». Мне думается, Китай и Россия обладают большим потенциалом для такой интеграции решений. В феврале 2014 года на встрече с Президентом Путиным Президент Си сказал, что между этими двумя решениями Китая и России нет конфликта, и что китайская сторона рассматривает российскую программу «Развитие» как северное продолжение нового Шелкового Пути.

Я хотел бы сказать, что подобный масштабный инфраструктурный план требует серьезных ресурсов, поэтому Россия приняла решение стать одним из учредителей АБИИ. И без сомнения этот механизм является одним из ключевых элементов, которые способствуют реализации программы. Этот механизм уже действует в строительстве нового Шелкового Пути. Надеюсь, АБИИ сможет также участвовать и в российском Транс-Евразийском Поясе «Развитие». В данный момент Россия работает над проектом Транс-Евразийский Пояс «Развитие», который также включает высокоскоростной проект железнодорожного сообщения, в котором намерена участвовать и китайская сторона.

— Россия сформулировала стратегию развития к 2020 году с упором на инновации, а Китай также включил стратегию по инновациям и развитию в свой тринадцатый пятилетний план. Как Вам видятся перспективы сотрудничества между Китаем и Россией в сфере инноваций?

— Я считаю, что в сфере прикладных исследований российские исследовательские институты накопили богатый опыт. Также есть много новых и современных исследований. Китай тоже уделяет пристальное внимание сфере исследований и разработки, и много инвестирует в этой области. И в данном аспекте, для Китая и России создана благоприятная база для сотрудничества.

Как нам всем известно, Россия и страны бывшего Советского Союза поддерживали Китай в сфере исследований и научных разработок. И на этом новом этапе обсуждаются и будут реализовываться Китайско-Российские совместные проекты, включая совместное производство широкофюзеляжных самолетов, проекты в сфере оружия и современные системы управления. Короче говоря, обе стороны обладают огромным потенциалом для сотрудничества в сфере инноваций.

Русско-Американские отношения: «сформировались положительные ожидания»

— Как Вы считаете, каковы могут быть возможные последствия того, что Трамп стал избранным президентом в США? Способен ли он восстановить отношения между Россией и Соединенными Штатами?


— Я абсолютно убежден, что неблагополучные и враждебные отношения между Россией и США, а также с другими западными странами, которые сложились в последние годы, на самом деле были искусственно созданы и никому не пошли на пользу — будь то конфликтующие стороны или другие страны, включая Китай.

Трамп заявил о своем намерении развивать отношения с Россией, и он видит потенциал в сотрудничестве с Россией в вопросе террористических угроз. Формируются положительные ожидания относительно того, что изменения в отношениях России и США вполне возможны. В любом случае, мы, российские граждане, серьезно заинтересованы в этом вопросе и очень ждем, что избранный президент выразит необходимое твердое намерение. Потому что, к сожалению, очень легко разрушить отношения двух стран, а вот вновь укрепить отношения будет намного сложнее. Восстановление отношений подразумевает, что средства массовой информации и соответствующие национальные системы должны сконцентрироваться на вышеупомянутых целях. Однако достаточно будет вызвать конфликты, чтобы разрушить тренд в восстановлении отношений. И поэтому только сильное политическое решение и воля смогут изменить ситуацию.

Русско-Японский территориальный вопрос: «Существуют тысячи возможностей и тысячи препятствий»

— Российский Президент Путин собирается посетить Японию. Как бы Вы оценили сегодняшние русско-японские отношения?


— Русско-японские отношения — это очень странные отношения. В силу исторических причин с момента Второй мировой войны и по сей день обе страны так и не заключили мирное соглашение. Исходя из моего собственного опыта с Японией, включая многолетний опыт работы с японскими политическими и деловыми кругами, могу сказать, что и Япония, и Россия имеют огромный потенциал и желание развивать нормальные отношения, но отсутствие мирного соглашения ограничивает точки соприкосновения двух стран.

К тому же, Вы знаете, что с японской стороны до сих пор не разрешен территориальный вопрос. По-моему мнению, Россия не может отдать часть территории Японии. Но есть такая пословица: пока есть желание, есть и множество возможностей; без желания найдутся тысячи препятствий. Широко обсуждается программа того, что Россия и Япония совместно создадут зону свободной торговли и будут вести крупные проекты в зоне свободной торговли. Эта часть территории может рассматриваться как часть зоны свободной торговли. Законное право собственности на эту территорию не изменится, но экономическая активность и контроль общественной деятельности внутри территории могут осуществляться русско-японской совместной организацией. Мне кажется, это возможное решение существующих проблем.

Проблема противоракетного комплекса THAAD: «de force», или вывод войск, намного сложнее, чем сама противоракетная перегруппировка


— После перемещения системы THAAD в Южной Корее Китай и Россия единодушно выразили свое мнение. Что Вы думаете о ситуации с вопросом безопасности в Северо-Восточной Азии на следующем этапе? Каким образом должны сотрудничать Китай и Россия, чтобы противостоять этим проблемам?


— Это сложная проблема. США и Южная Корея заявили, что причиной для дислокации противоракетной системы стала озабоченность в связи с ракетной и ядерной угрозой от Северной Кореи. По сути, однако, причина не только в различных экспериментах, проводимых КНДР. Я думаю, причина в том, что они хотят сдерживать интересы Китая в регионе, основываясь на своем восприятии.

На самом деле, предыдущая ситуация с ядерной проблемой Северной Кореи, если бы не бесцеремонное американское вмешательство, имела бы более оптимистические перспективы в снятии санкций, обеспечив поддержку и нормализацию отношений с той целью, чтобы Северная Корея отказалась от ядерной программы. Но США не хотят следовать этой линии. Здесь задействованы не только интересы Северной и Южной Кореи, но и интересы Китая, России и, возможно, даже Японии. Поэтому я верю, что решение кроется не в скоплении военных сил на Корейском Полуострове, а в «de force», или в выводе войск, что намного сложнее, чем сама противоракетная перегруппировка.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.