Дональд Трамп объявил имя кандидата на пост государственного секретаря. Это Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson), глава крупной нефтяной компании Exxon Mobil, который в прошлом подписал множество контрактов с Россией и выступал убежденным противником санкций против Москвы. Кроме того, он получил от Владимира Путина орден. Для католических читателей важно упомянуть, что Тиллерсон поддержал идею отменить запрет на членство гомосексуалистов в Движении бойскаутов.

В пользу его кандидатуры высказались экс-госсекретари Джеймс Бейкер (James Baker) и Кондолиза Райс (Condoleezza Rice), а также бывший министр обороны Роберт Гейтс (Robert Gates). Это назначение показывает, что Трамп намерен сдержать предвыборные обещания и сформировать отношения с Россией заново. К той же группе назначений можно отнести выбор на роль президентского советника генерала Майкла Флинна (Michael Flynn), который неоднократно давал интервью каналу Russia Today.

В некоторых польских кругах появились опасения, что Вашингтон может пожертвовать польскими интересами, положив их на алтарь нормализации контактов с Кремлем. Звучали даже тезисы, что радость польского правого лагеря после поражения Хиллари Клинтон была неоправданной и просто наивной.

Российская карта

В этом контексте следует вспомнить о высказываниях советника Трампа по внешней политике Джорджа Пападопулоса в его интервью агентству «Интерфакс», который открыто говорил о том, что в американо-российских отношениях необходимо начать новую главу. Конфликтные темы, которые появлялись в контактах Москвы и Вашингтона (Украина, Сирия) не должны, по его мнению, заслонять собой общую цель: защиту от исламской угрозы. Также Пападопулос дал негативную оценку сближению России и Китая, которое произошло из-за того, что Запад ввел антироссийские санкции.

Эти аргументы ясно показывают, что Вашингтон действительно сделает ставку на разворот к Кремлю, конечно, при условии, как указал Пападопулос, что Россия будет ответственно вести себя на международной арене. Самые главные угрозы для американцев — это усиливающееся доминирование Китая и рост исламского радикализма.

Эти слова соотносятся с высказываниями Трампа в ходе его избирательной кампании. Он открыто говорил о китайской и исламской угрозе, а также о желании придти к договоренностям с Москвой. Таким образом многое указывает на то, что американские политики предпримут переговоры с Кремлем. Неизвестно, насколько жесткими будут эти переговоры, и на какие уступки будет готов пойти Трамп. Мягкой политике противоречит назначение на пост министра обороны Джеймса Мэттиса (James Mattis), который известен своей антикремлевской позицией. В тех же категориях можно трактовать примирительные жесты избранного президента в адрес Митта Ромни (Mitt Romney), которые мы наблюдали несколько дней назад.

Остается вопрос, почему в американской политике изменилось отношение к России. Чтобы это понять, необходимо выйти за рамки нашего локального мира и взглянуть на ситуацию глазами американцев. Они считают, что на евразийском континенте разворачивается масштабная борьба за доминирование. Конечно, одним из ее действующих лиц выступает Кремль, но сегодня самый сильный игрок — это уже не он, а Китай. Китайский демографический и экономический потенциал во много раз превосходит возможности России. Китайцы способны успешно соперничать с американцами на экономическом поле, а россияне — пока нет. Если Трамп хочет развернуть свои пушки в сторону Китая, он не может оставить Москву в дружественных объятиях с Пекином. Сохранение политики санкций в отношении Кремля неизбежно подталкивало бы Путина к Поднебесной.


Конечно, есть еще тема соблюдения прав человека в России, ситуация с которыми оставляет желать лучшего. Проблема лишь в том, что обстановка в Китае, не говоря уже об «Исламском государстве» (запрещенная в РФ организация, — прим. ред), выглядит еще хуже. Кроме того у исламистов есть огромные возможности для распространения своей тоталитарной идеологии на Западе, где живет множество мусульман-иммигрантов, которые могут подвергнуться радикализации. У России есть свои имперские цели, однако в идеологическом плане она выглядит в мире не слишком привлекательно. На огромной геополитической шахматной доске американцам приходится играть теми фигурами, какие есть у них в распоряжении. С этой точки зрения Москва не видится им основной проблемой. Американцы не хотят распада Российской Федерации, поскольку он может создать невероятный хаос и способствовать укреплению позиции Китая.

Польские интересы

Конечно, в истории можно найти множество примеров того, как менялось направление американской политики. Зная азиатский менталитет российских элит, в том числе Владимира Путина, можно сказать, что соблюдение договоренностей не относится к их сильным сторонам. В свою очередь, Дональд Трамп не похож на мягкого политика, который в ситуации каких-то провокационных шагов со стороны Кремля не сможет дать ему адекватный отпор. Впрочем, укрепление оборонной политики остается одним из американских приоритетов.

Чтобы проиллюстрировать тенденции, появившиеся во внешней политике западного мира, можно привести пример Франции. Огромные шансы на победу в президентских выборах есть у Франсуа Фийона (François Fillon). Его считают сторонником охраны жизни и политиком с сильными христианскими корнями, который одновременно нацелен на нормализацию отношений с Россией. Можно предположить, что Запад будет стремиться наладить с Кремлем более тесные контакты. Мы не можем изменить этот политический вектор, ведь у нас нет такой силы, которой можно воспользоваться в игре глобальных интересов. Следует, однако, сделать все возможное, чтобы защитить польский суверенитет при новой расстановке сил. Оснований полагать, что Дональд Трамп захочет развалить НАТО или продать Польшу Путину, нет. Нам нужно укреплять собственную обороноспособность и трезво смотреть на международную реальность. Пока нет никаких предпосылок полагать, что нашему союзу с США грозит опасность. Трамп неоднократно (в том числе после президентских выборов) с теплотой высказывался о Польше и поляках. Такой подход следует обернуть в нашу пользу. Новый президент может оказать нам неоценимую помощь в сдерживании волны левацкого давления, которая уже больше года накатывает на Польшу с Запада. С новым президентом США мы сможем обсуждать свои интересы открыто, не боясь, что все разговоры сведутся к абсурдным спорам о Конституционном суде, и будучи уверенными, что нам не придется вначале преодолевать барьер в лице Джорджа Сороса, присутствие которого в американской политике было таким сильным при Бараке Обаме и Хиллари Клинтон.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.