Parlamentní listy: Офис директора Национальной разведки Соединенных Штатов поставили под сомнение выводы Центрального разведывательного управления (ЦРУ) о том, что на недавние президентские выборы в США в пользу Дональда Трампа повлияли российские хакеры. Удивило ли вас, что выводы этих организаций расходятся?

Мирослав Костелка: Вся предвыборная гонка в Соединенных Штатах была очень необычной. Несомненно, определенную роль там сыграли различные организации и разное отношение к кандидатам. В том числе и то, что, на мой взгляд к сожалению, со стороны демократических кандидатов был отстранен Сандерс, и это привело к борьбе Клинтон против Трампа. Судя по тому, что обнародовали СМИ и, по всей видимости, разные организации, большинство из них явно поддерживало Клинтон. И в итоге получился большой сюрприз: победил Трамп. По моему мнению, это хорошо.

— То есть вы склоняетесь к мнению президента Милоша Земана и бывшего президента Вацлава Клауса о том, что Дональд Трамп был лучшим вариантом?

— Да, потому что судя по тому, что публикуется в разных СМИ, но не в восточных (они мало уделяли внимания этой борьбе), а в западных, на западных аналитических серверах, где, например, я читал политолога и писателя Фридмана, который тоже больше поддерживал Трампа, а не Клинтон, я понимаю, что в Америке новые веяния, и они все сильнее. Ведь невозможно придерживаться только того, что нам втемяшивают в голову СМИ мэйнстрима, потому что, к сожалению, многие новости они преподносят в искаженном и необъективном виде. Тот, у кого есть достаточно времени, чтобы почитать разные сообщения и оценить информацию из разных источников, видит, что СМИ очень сильны и влияют на мнение людей. Однако граждане уже перестают верить тому, что передают СМИ, потому что они перешли черту. Поэтому я не удивляюсь, что появляются новые организации, новые парии и движения, такие как, например, «Реалисты».

— Что вы подумали, узнав, что ЦРУ заявляет о влиянии России на американские выборы? Согласно докладу Офиса Нацразведки США нет сомнений в том, что российские шпионы приложили руку, но нет никаких доказательств, что они действовали в пользу Дональда Трампа и, наоборот, в ущерб Хиллари Клинтон.

— Как пишет Reuters, позиция Офиса Национальной разведки заняла иную позицию. Это не ясное несогласие, но и не полностью совпадающее мнение. Говорится, что ЦРУ опирается не на доказательства, а на результаты какого-то аналитического труда, то есть, согласно Офису, утверждения основаны на очень зыбком базисе. Вероятно, поэтому и было сделано такое заявление. Разумеется, оно вызвало несогласие у некоторых республиканцев, которые хотят продолжать конфронтацию с Российской Федерацией. Высказался об этом и Маккейн. Недовольство выразил и глава Нацразведки Клеппер, которому не понравилось, что мнения Офиса и ЦРУ расходятся.

— Однако службы безопасности сыграли в американских президентских выборах определенную роль, потому что незадолго до выборов директор Федерального бюро расследований Джеймс Коми сообщил Конгрессу о неясностях в ходе расследования по делу о частной переписке Хиллари Клинтон. Не могло ли это негативно для Клинтон повлиять на выборы?


— Но для таких заявлений у Федерального бюро расследований были доказательства. Если поискать в сети, то найдется такое множество обнародованных писем Клинтон, что одному человеку не под силу их проанализировать. А некоторые из них таковы, что, я бы сказал, могут касаться непубличных дел. То есть для подобных заявлений у директора ФБР были какие-то основания. Мне трудно сказать, потому что все проанализировать невозможно, но я не думаю, что, используя нынешнюю ситуацию и заявления о России, они хотят улучшить репутацию из-за возобновления расследования вокруг Клинтон.

— Тем не менее похоже, что ничего доказано не было, потому что позже сам Коми заявил, что новые обнаруженные письма Клинтон, написанные ею в бытность Госсекретарем, не указывают на какие-либо нарушения закона. Так что преследовать ее не собираются. Да и Дональд Трамп после избрания перестал говорить о расследовании и преследовании Клинтон.

— Вероятно, в этом заслуга и самого Трампа, который не хочет обострения ситуации. Наконец-то подтверждены результаты в тех двух штатах, где проводился пересчет голосов, так что не сегодня-завтра Трамп на федеральном уровне будет признан президентом. Я думаю, что у него нет причин, чтобы настаивать на обвинениях в адрес Клинтон.

— Дональд Трамп назначил министром обороны генерала морской пехоты в отставке Джеймса Мэттиса. С 1950 года он будет первым военным, занявшим кресло министра обороны. Что вы скажете об этом выборе?

— По моему мнению, это говорит о том, что, вероятно, будет преобладать реалистичный подход к армии. Я не думаю, что Мэттис — ярый сторонник России. По-моему, он патриот и будет поддерживать американские национальные интересы так же, как Трамп, который говорит, что национальные интересы превыше всего. Но лично я очень приветствую его, потому что это своего рода урок всем тем, кто твердит, что гражданский контроль над армией важнее, чем человек, который это ведомство возглавляет.

— Вы тоже были и министром обороны, и военным.

— Меня тоже обругивали, что, мол, нарушен гражданский контроль над вооруженными силами. Я придерживаюсь того мнения, что лучше назначить на эту должность ответственного военного, который разбирается в делах ведомства, чем гражданского, который ничего не понимает да еще и не недолюбливает военных, а такое случается часто. В Америке действует закон, что на протяжении, кажется, семи лет после активной службы никто не может занимать государственных постов. Думаю, что последний военный, который занимал такую высокую должность, был генерал Пауэлл на посту Госсекретаря.

— На пост Госсекретаря Соединенных Штатов номинирован Рекс Тиллерсон, глава нефтяной компании Exxon Mobil, который, однако, связан с Россией и даже получил из рук российского президента Путина награду. Как вы думаете, изменятся ли теперь отношения Соединенных Штатов с Россией и другими странами, например с Китаем?

— Я думаю, что Трампу будет мешать больше Китай, чем Россия, прежде всего в торговых отношениях. И он ясно дает это понять. Но я надеюсь, что политика станет реальной, и тогда вся вина не будет сваливаться на Путина и Российскую Федерацию. Можно будет четко и объективно сказать, что то-то они делают хорошо, а то-то плохо, что здесь мы можем сотрудничать, а здесь — нет. Но полное игнорирование и отсутствие контактов между такими державами, как Соединенные Штаты Америки и Российская Федерация, мне кажется, это большая ошибка. Повторюсь, что интересы Соединенных Штатов будут точно на первом месте, но в интересы Соединенных Штатов и их населения не входит разжигание войны, как бы того, возможно, ни хотели бы некоторые.

— А будет ли это в интересах Европы? Ведь если, например, эти две страны будут более тесно сотрудничать в Сирии, возможно, хотя бы из этого региона в Европу будет ехать меньше мигрантов?

— Миграция с Ближнего Востока началась после так называемой арабской весны, а я называю тот период арабской осенью. Весной он был, скорее, для мусульманских экстремистов. Урегулировать ситуацию в Сирии можно только с помощью дипломатических решений, и тогда миграция именно из этого региона, несомненно, сократилась бы. Я думаю, что некоторые вернутся в этот регион, а многие уже возвращаются на территории, освобожденные от «Исламского государства» (запрещенного в России — прим. ред.).

— По-вашему, после завершения конфликта в Сирии ситуация с мигрантами может ощутимо улучшиться?

— Вряд ли, потому что считаю, что в Европу приехало много в первую очередь экономических мигрантов. Прежде всего, из Африки.

— А как после вступления в должность Трамп будет влиять на международную ситуацию? Как вы полагаете, это влияние будет позитивным или, скорее, негативным?

— У меня нет хрустального шара. Одно дело — заявления в предвыборных выступлениях, а другое — реальность. Американский президент не всесилен и подвержен разного рода давлению: политическому, лоббистскому. И это влияние будет, конечно, значительным, поэтому я затрудняюсь сказать, как изменится мир. Я могу лишь надеяться, что спадет напряженность, и это либо уже происходит, либо вот-вот начнется и больше уже не будет усугубляться.

— Ситуация была бы иной, если бы избрали Хиллари Клинтон?


— Госпожа Клинтон занимала разные посты в прошлом и помнит в первую очередь времена правления своего супруга, а также Джорджа Буша-младшего и Барака Обамы. По-моему она живет в рамках тех клише, которые уже отжили свое. И это могло быть опасно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.