В соседней Турции происходят интересные и болезненные внутриполитические изменения, которые могут иметь большое влияние на внешнюю политику этой страны. Следовательно, важно еще на этапе зарождения понять возможные трансформации внешней политики Турции на фоне очевидных султанских устремлений Эрдогана, которые привели к резкому ослаблению связей Анкары с США и Евросоюзом, и к значительному улучшению отношений с Россией. Об этом вопросе «Айкакан жаманак» поговорил с ректором университета Кадир Хас (Стамбул), известным турецким экспертом Мустафой Айдином. Он представил место и значение Южного Кавказа во внешнеполитической повестке Турции на сегодняшний день, а также нынешнее положение отношений Анкары и Запада и причины договоренностей России и Турции по вопросу Сирии.

Armtimes: Господин Айдин, какое место уделяет Турция Южному Кавказу в своей внешней политике? Что могут страны региона ожидать от Турции, президент которой стремится установить президентскую форму правления и централизовать в своих руках рычаги власти?

Мустафа Айдин: Знаете, люди могут думать по-другому, но на данный момент Южный Кавказ не занимает большого места во внешнеполитической повестке Турции. В Турции сейчас больше заинтересованы внутриполитическими процессами, и тем, что происходит в Сирии и Ираке. Таким образом, Южный Кавказ на данный момент не в повестке и не является приоритетом. То же относится и к армяно-турецким отношениям. На данный момент Армения не входит в приоритеты Турции. Если бы я сейчас составлял список приоритетов Турции, то Армения оказалась бы на второй странице, не на первой. У Турции и без этого очень много внешнеполитических проблем, и Армения просто не входит в их круг.

— Как вы оцениваете довольно быстрое примирение Турции и России после острого конфликта, который начался со сбитого турецкой стороной российского самолета. И как российско-турецкое сближение может повлиять на Южный Кавказ и на Сирию?

— Сирия один из центральных вопросов этого сотрудничества. Турецко-российское сближение предоставило возможность Турции почувствовать себя крепче в Сирии и позиционировать себя там. Как всем известно, турецкие спецназовцы оказывают поддержку свободной сирийской армии на севере Сирии, и они сейчас контролируют определенные территории. Они взяли эти территории у «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ). Так они препятствуют формированию единой или целой территории курдских формирований. И это стало возможно благодаря сближению России с Турцией. В то же время, сирийское правительство с помощью РФ продвинулось в Алеппо и сжало круг боевиков. Это стало возможно вновь благодаря российско-турецкому сближению, так как Турция сейчас не оказывает поддержки оппозиционным силам в Алеппо.

— Можем ли мы сказать, что Турция и Россия пришли к согласию по вопросу Сирии, а позиция Турции по этому вопросу начала отличатся от позиции ее западных союзников?

— Турция и Россия действительно пришли к соглашению, но не думаю, что оно действительно сильно отличается от подходов западных союзников. В конце концов, я считаю, что многие западные страны, в том числе, Соединенные Штаты, желают двух вещей. Первое, одержать победу над «Исламским государством», и второе, достичь стабильности в Сирии. Именно поэтому многие западные страны, в том числе, США, принимают факт продолжительности режима Асада. Турция долгое время была против такой позиции, но сейчас на фоне сближения с Россией Анкара тоже пришла к этому подходу. Если даже Турция публично не заявляет об этом, фактически получается так, что она принимает факт продолжительности режима Асада.

— Как вы оцениваете нынешний этап отношений Турции и Евросоюза? Сейчас уже звучат официальные заявления о том, что переговоры с Турцией по причине репрессий в этой стране необходимо приостановить.

— На практике эти переговоры остановлены. С правовой точки зрения никто не будет их останавливать. Турция не хочет идти на этот шаг, и официальный Евросоюз тоже не захочет такого финала. Но это не означает, что не будет отдельных политических деятелей, например, в Австрии, Германии и Франции, которые будут говорить о прекращении переговоров, но официальные власти на такой шаг не пойдут. Что касается заявлений, звучащих из Турции, о том, что Анкара может изменить свою позицию по вопросу сирийских беженцев и открыть границы в Европу, то это очень сложный вопрос, и он не решается на уровне заявлений.

— Последний вопрос. Недавно было объявлено, что Турция может купить у России зенитно-ракетные системы С-400. Учитывая членство Турции в НАТО, что Вы думаете, как может Анкара приобрести российские системы ПВО?

— Мы в Турции слышали тоже самое и не имеем дополнительных сведений. Но я думаю, что это очень сложно, та как они не совместимы с вооружениями НАТО. Думаю, это тактические вопросы переговоров Турции со своими западными союзниками. Это больше политическая игра, чем реальность. В любом случае, не думаю, что Турция действительно купит эти виды вооружения у России, потому что отношения с НАТО могут получить другое развитие. Это приведет к различному новому военному позиционированию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.