Те, кто критикует внешнюю политику Партии справедливости и развития, очень любят словосочетание «осевой сдвиг». Каждый раз, когда у Турции, ставшей на якорь в порту западных «союзов», возникает напряженность в отношениях с США или ЕС, это выражение тут же подогревается и подается. Как внутри страны, так и за рубежом все как один говорят: «Турция отдаляется от Запада».

Иногда Турция смещается в сторону блока «Восток-Россия», а временами — к «суннито-ваххабитской оси». Давайте также не будем забывать, что первая версия этой риторики о «сдвиге» восходит к кризису «one minute», произошедшему в отношениях с Израилем в 2009 году.

Дискуссия об «осевом сдвиге» — это не столько геополитическое прочтение, сколько попытка идеологической идентификации. Она нацелена не на понимание проблем, с которыми сталкивается Турция из-за событий в регионе, а на навязывание постоянных предпочтений во внешней политике.

***
В эти дни мы снова имеем дело с риторикой об осевом сдвиге. Говорят, что Турция дрейфует к «российско-иранско-асадовской» оси. По причине эвакуации гражданского населения из Алеппо, в силу того, что покушение на посла Карлова не привело к возникновению напряженности, из-за московского совместного заявления и инициативы по обеспечению постоянного прекращения огня в Сирии… События, которые необходимо интерпретировать как отражение нормализации турецко-российских отношений на гражданской войне в Сирии, представляют таким образом: «Турция входит в ось России».


Нынешний ход событий сторонники этой точки зрения квалифицируют также как усилия российского лидера Путина по созданию «трещин внутри Запада». Более того, они предсказывают, что после покушения на российского посла президент Эрдоган «ослабнет» перед Кремлем и «еще более подчинится требованиям Путина».

Очевидно, такие прогнозы преследуют пропагандистские цели. Реальный подход должен исходить прежде всего из изменений, которые происходят в мировом порядке. Мы должны видеть, что ветры перемен, которые дуют в США и Европе, скрещиваются с хаосом нашего региона.

То, что сейчас пытается делать Турция, так это готовиться к тому, чтобы при Трампе получить свободу действий в Сирии.

***
С началом операции «Щит Евфрата» Анкара стала преследовать более активную политику в Сирии. Таким образом, присутствие на поле боя дало ей реальную «силу торга».

То, к чему мы сейчас пришли, не подразумевает предпочтения «оси». Это совершенно не та точка, в которой, сближаясь с Россией, нужно настраивать против себя США. Напротив, в региональном контексте Анкара достигла потенциала «балансировать» в отношениях с Вашингтоном и Москвой. Она получила возможность обсуждать свои национальные интересы. Так, сегодня Турция может вместе с Россией и США говорить о будущем Сирии.

Она может анализировать нынешнюю стадию борьбы с ДАИШ (ИГИЛ, запрещена в РФ — прим. ред.). Она может подчеркнуть важность включения оппозиции в мирный процесс. Она также может вести переговоры о том, что на севере Сирии не может быть нового государства. Администрации Трампа она может предложить сотрудничество по вопросам «безопасной зоны» и «очистки Ракки от ДАИШ».

Сейчас не время для споров об «оси»… Турция — на стадии построения «золотого баланса» в отношениях с США и Россией.

Странные вопросы!

В силу гибели наших военных в ходе операции в Эль-Бабе оппозиционные круги повторяют два вопроса: что мы делаем в Сирии и почему с ДАИШ воюют только турецкие военнослужащие?

Странно, что те, кто задает эти вопросы сегодня, вчера говорили: «Почему не борются с ДАИШ?» Еще больше поражает их невежество и невнимание к тому, что происходило в Сирии на протяжении шести лет.

В гражданской войне в Сирии мы проходим тот этап, когда в пору спрашивать: что США, Россия, Иран делают в Сирии или Рабочая партия Курдистана, «Хезболла»? Турция как страна, которая находится в самом центре водоворота региональных перемен, должна быть в Сирии.

Критически важный момент — сохранение этого присутствия и правильное управление для благополучия нашей страны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.