В Москве все предвидят поворот в отношениях с Россией. Но он продлится недолго, 2 года: «Потому что Дональда не переизберут».

Можно лишь догадываться, почему, по выражению Владимира Путина, Франклин Делано Рузвельт может «перевернуться в своей могиле». Но даже если бы это было так, невольно возник бы вопрос, вызвано ли это движение в могиле президента «Нового курса» тем, что «американские демократы забыли, что значит слово „демократ“», как утверждает российский лидер, или тем, что Рузвельта беспокоит одна только мысль о том, что изоляционист Дональд Трамп собирается обустроиться в Белом доме.

Как бы то ни было, редко в истории отношений Москвы и Вашингтона смена политических настроений в США вызывала в Кремле столько ожиданий и планов.

Перезагрузка


Сомнения относительно предвыборной кампании, публичные похвалы избранного президента США в адрес сильного лидерства Путина, восстановление Москвой ее глобальной роли, о чем фактически говорил Трамп, задели глубокие струны невероятно восприимчивого российского самосознания. Помимо этого, несомненно красноречивым сигналом является назначение на пост главы Госдепа руководителя Exxon Mobil и доброго друга Путина Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson). Однако московский истеблишмент взволновала не только перспектива найти наконец долгожданное удовлетворение потребности в уважении спустя четверть века после распада СССР и существования на правах государства-изгоя. В действительности, Путин и его дипломаты тщательно подготовились к встрече с Дональдом Трампом, решив не упускать этого (отчасти нечаянного) шанса и будучи уверенными в том, что очередная перезагрузка отношений с Вашингтоном не будет длиться вечно.

«Смена режима»

На какие задачи Кремль делает ставку? Какие цели Владимир Путин рассчитывает достичь? Что конкретно значит «качественный скачок в наших отношениях», как написал российский президент в письме Трампу, поздравляя его с наступающим Новым годом? А главное, насколько и когда на наступающее размораживание повлияют многочисленные стратегические противоречия между двумя странами?

«Самая значимая перемена для Путина состоит в том, что с Трампом во главе Белого дома из внешней политики США будет вычеркнута мантра смены режима», — объясняет Дмитрий Суслов, директор Центра европейских исследований Высшей школы экономики, одного из наиболее близких к Кремлю мозговых центров. По мнению ученого, смена режима была лейтмотивом не только администрации Буша, но в период правления Обамы: «Ирак, Сирия, Ливия, Украина — разные модели, открыто или завуалированно, но цель всегда была одна и та же. Даже в отношении России крайней целью, пусть и не декларируемой, было создание условий для окончания власти Путина. Теперь этот период завершился, и можно начинать заново».

Согласие в отношении Сирии и Украины

Первым неизбежным следствием этого условия должно стать полное сотрудничество в Сирии и на Ближнем Востоке. «Интересы стороны в этом регионе почти совпадают: борьба с радикальным джихадизмом во всех его проявлениях, будь то ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация) или наследники „Аль Каиды“, как ан-Нусра (запрещенные в России террористические организации — прим. ред.)», — говорит Суслов, по мнению которого Москва готова «вести совместные военные действия, а также делиться разведданными с американцами».

Далее остается нерешенный вопрос с Украиной и напряжение на восточном фронте НАТО. «Трамп считает бесполезным столкновение с Россией в Центральной и Восточной Европе. В отличие от Хиллари Клинтон и демократов, он видит на Украине проблему, а не шанс», — говорит Сергей Марков, аналитик в области внешней политики, бывший депутат партии «Единая Россия» в Думе.

Санкционный узел


Отменит ли Трамп санкции? Марков в этом уверен. Суслов более осторожен: «Вряд ли он будет действовать в односторонних интересах, однако одно его появление в Белом доме окажет сильное влияние на Киев, чтобы соблюдались Минские соглашения. До выборов в США правительство Порошенко тянуло резину, стараясь выиграть время в ожидании победы Хиллари Клинтон, которая, вероятно, снабдила бы Украину оружием и расторгла бы Минские соглашения. Этого не случится, к тому же европейцы устали от украинского кризиса. Приход к власти Трампа и возможная победа Фийона на выборах во Франции создадут новую динамику для выполнения Минских соглашений, и это, по ожиданиям Путина, будет способствовать ослаблению санкций, если не полному их снятию». Что касается НАТО, Трамп предельно ясно изложил свой «утилитарный» подход. Это не означает, что он снизит военное присутствие, однако «солидарность в отношении стран Балтии и Польши перестанет быть чем-то самим собой разумеющимся. Новая администрация президента будет стремиться избегать любых провокаций в отношении Москвы». Кремль ожидает возобновления сотрудничества внутри Совета НАТО-Россия.

Сергей Марков указывает еще один возможный путь развития, связанный с манией величия, отличающей обоих лидеров. «Путин обожает экономические мегапроекты и нашел идеального собеседника в лице Трампа. Пример такого проекта? Совместные исследования нефтяных месторождений в Арктическом море».

Расхождения по Китаю


Однако никто в Москве не питает наивного оптимизма. Даже при президенте Дональде Трампе в лучшем из возможных миров все не может быть хорошо. Слишком много негативных факторов влияет на стратегическое российско-американское уравнение. И первым из них является Китай. «Трамп, — объясняет Суслов, — видит Пекин стратегическим соперником номер один. Все новые траты на вооружение, о которых он заявлял, безусловно, пойдут на укрепление военного расположения в Тихом океане. Он бы хотел видеть Путина своим союзником в этом сценарии. Это ровно противоположное тому, что сделали Никсон и Киссинджер в 70-х годах, когда они использовали Китай как антисоветское оружие». «Но мы, — объясняет российский дипломат, — не готовы подвергать риску отношения с Пекином, чтобы доставить удовольствие Америке». Китай для нас представляет огромный экономический шанс. К тому же, Путин считает Евразию стратегическим приоритетом«.

Другое препятствие при сближении России и Америки представляет собой Иран. «Путину не следует ни идти на компромисс, ни соглашаться на расторжение ядерного соглашения с Тегераном», — говорит Суслов. Однако самый больной вопрос связан с контролем вооружений, учитывая, что Трамп враждебно настроен к любым внешним ограничениям в вопросе обороны. «Вероятен окончательный отказ от договора о ликвидации ядерных ракет средней и меньшей дальности, и новая гонка за перевооружением. Поэтому возникает вопрос, что после этого будет с перезагрузкой».

Все мои собеседники сходятся в одном заключении: при Трампе в Белом доме в отношениях с Москвой наступает новый цикл, в котором будут ощутимые положительные результаты. Однако никто в Кремле не строит никаких иллюзий. Окно возможностей будет открыто недолго, максимум, в течение двух лет. Далее противоречия возьмут свое. «Нас ждет новая стагнация, а через четыре года в Америке, возможно, будет, новый президент».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.