Это был год глубокого и, на самом деле, системного кризиса. Повсюду на Западе друзья Кремля укрепляли свои позиции по результатам демократических выборов, играя на законных опасениях избирателей по поводу экономических проблем и общественной эрозии. Агенты Москвы проникли в западную политику на всех уровнях, коррумпируя средства массовой информации и общественный дискурс, а несколько европейских стран были готовы оказаться во власти партий, находящихся под контролем Кремля, — в результате подсчета голосов на выборах, а не государственного переворота. Для жителей Запада, способных ценить свободу, это был кошмар, ставший реальностью.

Все это происходило в 1947 году.

Важно отметить, что завершающийся сегодня 2016 год был ужасным годом для жителей запада, ценящих свободу, тогда как фавориты Путина тайно подрывали нашу политику, даже в Соединенных Штатах, — однако все это мы уже видели. И, в действительности, мы прошли через более серьезные испытания, и это было совсем не так давно.

Более того, исходящая в настоящее время от Москвы политическая угроза не является чем-то новым. Параллели с теми условиями, когда Запада наблюдал рассвет последней холодной войны, являются поразительными, и об этом следует вспомнить в тот момент, когда жители Запада размышляют о том, как исправить ситуацию в 2017 году, и это может быть последней возможностью предотвратить полный развал возглавляемого Америкой глобального порядка, который, при всех его недостатках, на протяжении 70 лет хорошо выполняет свою функцию по предотвращению полномасштабной войны. Начнем с того, что мы не пытаемся преуменьшить серьезность нынешнего кризиса. С момента окончания холодной войны в 1991 году поколение неолиберальных экономистов способствовало процветанию Запада, хотя оно и было неравномерным — возникшая приливная волна, как оказалось, подняла некоторые лодки значительно выше других, — тогда как разгневанные легионы людей, не способных конкурировать в условиях экономики 21-го века, с каждый днем увеличивают свою численность.

Многие из них ищут убежище в выхолощенной жизни онлайнового эскапизма, алкоголе и наркотиках для того, чтобы заглушить свое чувство дискомфорта. Их разочарование также включает в себя острое осознание того, что на фоне сокращения рождаемости и неконтролируемой миграции они, в буквальном смысле, теряют свои страны, и в слишком большом количестве случаев они уступают их иностранцам, которые откровенно ненавидят местных жителей, а иногда и пытаются их убить.


Все это делает токсичным в политическом отношении распространяющееся ощущение того, что, несмотря на регулярное проведение выборов, никогда ничего особенно не меняется.

Разумеется, значимые вопросы — «Является ли наша экономика справедливой в фундаментальном отношении?» «Хотим ли мы, на самом деле, иметь такое количество мигрантов?» — судя по всему, никогда не фигурируют в избирательных бюллетенях. Создается впечатление, что существующая система коррумпирована высокопоставленными бюрократами в Брюсселе и Вашингтоне, и эти люди даже не пытаются скрыть свое презрительное отношение к «достойным сожаления» людям (deplorables), которыми они стремятся управлять. За их спинами стоят люди с большими деньгами, сверхбогатые глобалисты, которые принимают решения и которые уже не совсем находятся в тени. Хуже всего то, что мейнстримовские медиа являются инструментом в руках правящей элиты, и они пытаются замалчивать ключевые вопросы, которые они не хотят услышать, не говоря уже о том, чтобы на них отвечать. Они льстят представителям этой элиты, с которыми они имеют общее мировоззрение — экономический неолиберализм, социальный радикализм и профессиональная эгоцентричность. Голоса несогласных подавляются с помощью обвинений в расизме, ксенофобии и «языка вражды». Их вина, как правило, не вызывает сомнений, а в некоторых западных странах те люди, которые отклоняются от главной линии, оказываются в тюрьме за свои еретические взгляды, противоречащие общепринятой мудрости наших правящих элит.

Требуется немало времени для того, чтобы объяснить, почему нашим элитам было так сложно объяснить политические землетрясения 2016 года. Вначале Британия голосует за выход из Европейского Союза, отчего у пораженных еврократов перехватывает дыханье, затем Америка выбирает Дональда Трампа, вызывая тем самым у всех приличных жителей Запада пароксизм гнева — они направляют невероятные проклятья в адрес своих сограждан, которые, судя по всему, являются дураками и, кроме того, расистами. Подобные избирательные вехи были, в буквальном смысле слова, немыслимыми для представителей правящего класса Запада, и поэтому они стали думать об этом только тогда, когда все уже произошло, а многие из них, похоже, все еще, находятся в процессе осмысления произошедшего.

Что бы ни говорили о брексите или об избранном президенте Дональде Трампе — и существует достаточно причин для скептицизма по поводу и того, и другого, — их победы в 2016 году изменили политическую игру Запада. Когда избирателям предлагают выбирать между презираемой глобалистской элитой и почти чем угодно иным, то люди голосуют за второй вариант. Не следует заблуждаться — в наступающем году произойдет еще больше подобных вещей. Во Франции и в Германии будут проходить выборы нового правительства в 2017 году, и возможны радикальные сдвиги.

И именно здесь Путин может одержать большую победу и завоевать новые позиции, не начиная полномасштабную войну. В ходе предстоящих выборов во Франции выбор, судя по всему, будет таким: Марин Ле Пен и ее националистический Национальный фронт, открыто получающий деньги от Москвы, или Франсуа Фийон, политик правоцентристского толка, который также хочет иметь тесные связи с Кремлем. Оба они считают Путина своим союзником в борьбе против глобалистов и Евросоюза, и поэтому, независимо от того, кто добьется победы на выборах в 2017 году во Франции, победит Москва. Поскольку Франция является важной державой средней категории и обладает ядерным оружием, это будет большой победой для Москвы.

Ситуация складывается не намного лучше в Германии, где подвергаемая критике федеральный канцлер Ангела Меркель имеет дело со страной, которая в бешенстве от того, что она в 2015 году открыла шлюзы для миллионов мигрантов, в основном для мусульман и неквалифицированных людей, которые мало чем могут помочь весьма современной экономике Германии. Эти действия породили политических хаос, и хотя политическая система Германии сконструирована таким образом, чтобы сдерживать крайне правые партии — благодаря усвоенным урокам Третьего Рейха, — националисты весьма основательно вернулись в немецкую политику, и это произошло впервые после эпохи Гитлера.

Возмездием для Меркель является партия Альтернатива для Германии (АдГ), которая стремительно укрепляет свои позиции на местном уровне и показывает признаки того, что, она, наконец, добьется результата и на всеобщих выборах в 2017 году, — и все это благодаря недовольству по поводу Меркель и ее правоцентристской коалиции, которая сделала страну весьма уязвимой для местного терроризма. Партия АдГ не особенно пытается скрывать свои связи с Кремлем, а российские флаги странным образом появляются во время проведения организуемых ее сторонниками демонстраций. Любой прогресс партии АдГ в новом году будет горячо приветствоваться в Москве по вполне понятным причинам.

Ничто из перечисленного не является хорошей новостью, и западные элиты должны взять на себя долю ответственности за эту печальную ситуацию. Подавляя законное чувство гнева и разочарования в отношении либерального глобалистского порядка с помощью обвинений в расизме и ксенофобии, они дают Путину и его разведывательным службам прекрасную возможность использовать в своих интересах жителей Запада, которые ощущают себя ненужными, презираемыми и лишенными прав. Кремлевские шпионы в последние годы раздали значительное количество наличных денег полезным, как они считают, западным политическим партиям, партиям как правым, так и левым, а настоящих радикалов маргинального плана она снабдили  оружием. Путин хочет видеть Запад политически разобщенным и все более нестабильным, и он получает то, что хочет.

Но как остановить русскую полуподпольную и мощную политическую  силу? Здесь поможет обращение к событиям 1947 года. В самом начале холодной войны президент Гарри Трумэн, наконец, признал, что американская сила должна быть использована для предотвращения захвата Кремлем Западной Европы. Так родилась НАТО, а американские вооруженные силы вернулись в Европу для защиты от советского вторжения. Военная сила продолжает играть важную роль, и ограниченные действия администрации Обамы, направленные на усиление сдерживания, возможно, окажутся недостаточными.

Однако наиболее интригующим является политический аспект. В конце 1940-х годов для предотвращения прихода к власти друзей Кремля с помощью избирательных урн Трумэн дал указание американской разведке тайным образом поддерживать антисоветские партии демократической, левой направленности. Эта помощь, в том числе в виде наличных денег, предоставлялась европейским социалистам для того, чтобы снизить привлекательность коммунизма с помощью ясной программы реформ внутри демократической, западной системы. Этот ход оказался на удивление эффективным, и на протяжении всей холодной войны ЦРУ и другие ведомства скрытно поддерживали европейских демократических левых, подрывая тем самым привлекательность марионеток Москвы.

То же самое следует сделать сегодня. Мы должны научиться работать с умеренными националистами и антиглобалистами, которые становятся все более популярными по всей Европе. Нужно перестать называть их расистскими и ксенофобскими, нужно прислушиваться к их законным требованиям и начать сотрудничать с  их разумными представителями в борьбе против Москвы. 70 лет назад Вашингтон успешно создал негласный союз с умеренными левыми для борьбы против Кремля, а сегодня мы должны сделать то же самое с умеренными правыми на Западе. Если мы откажемся делать это, они будут притянуты единственной силой, которая их приветствует, и имя этой силы — Владимир Путин.

В течение более трех лет президент Обама упорно не хотел признавать, что мы находимся в состоянии холодной войны 2.0 с Россией, которую Путин де-факто объявил с помощью своей аннексии Крыма и последующего вторжения  в восточную Украину. Однако запоздалое вступление Обамы в шпионскую войну с Москвой на этой неделе однозначно дает понять, что новая холодная война, фактически, уже идет.  

И пока признаков ее окончания не видно, хотя избранный президент Трамп и продолжает лебезить перед Кремлем в социальных медиа. После своего вступления в должность он узнает обо всех тайных действиях Москвы, направленных на причинение ущерба Западу, и остается надеяться на то, что Трамп предпримет соответствующие действия. Будучи сам представителем антиглобалистских правых, Дональд Трамп, возможно, является именно тем человеком, который сможет перехватить у Кремля политическую инициативу. Весь Запад надеется на то, что он это сделает и сделает это уже скоро.

Раскрытие информации: Дональд Трамп является тестем Джареда Кушнера (Jared Kushner), издателя Observer Media.

Джон Шиндлер является экспертом в области безопасности, а раньше он был аналитиком Агентства национальной безопасности и сотрудником контрразведки. Кроме того, он является офицером ВМС и профессором Военно-морского колледжа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.