Вероятно, что некоторые их тех плодов, что Россия пожнет в результате своей победы в Алеппо, окажутся на востоке Ливии. Уже более года Россия укрепляет свои позиции в восточной части Ливии с целью создания дружественных ей альянсов и возвращения в этот регион. Россияне считают, что Запад, приняв резолюцию 1973, не позволившую отрядам Каддафи подавить восстание в Бенгази (в 2011 г., — прим. пер.), на самом деле преследовал цель свергнуть режим и физически устранить Муаммара Каддафи. С начала арабской весны в 2011 году, Москва ждет удобного случая, чтобы закрепиться на Средиземноморье и обойти Францию, Италию, Испанию, Британию, Германию и США. В результате выборов в Ливии в 2014 году возникло два конкурирующих правительства в Триполи (на Западе) и в Эль-Бэйде (на Востоке). Россия делает ставку на две силы: с одной стороны, на сторонников Каддафи, а с другой — на бывшую оппозицию, выступающую против салафитских движений. Возглавляют эти силы генерал Халифа Хафтар и председатель Палаты представителей Акила Салех. Тогда, как связи с американцами у генерала сохраняются и развиваются уже около 20 лет, отношения между ним и Москвой только в этом году вышли на новый уровень постоянных консультаций и встреч. Русские принимали Хафтара Москве в июне. Тогда стороны согласились, что сложности, которые не позволяют Правительству национального единства под руководством Фаиза Сараджа, двигаться в направлении успешного государственного строительства, носят фундаментальный характер.


Несмотря на таинственность, которая окружала встречи Хафтара с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, министром обороны Сергеем Шойгу и секретарем Совета безопасности Николаем Патрушевым, вполне вероятно, что обсуждались вопросы снабжения армии Хафтара российским оружием. Во время визита Хафтара в Москву в прошлом месяце (в ноябре 2016 г., — прим. пер.) он вновь встречался с вышеперечисленными лицами. В своем комментарии информационному агентству «Спутник» он заявил, что многие ливийские военные эксперты учились в России, однако в будущем, когда будет снят запрет на импорт вооружений, нам будет поступать современное оружие и в связи с этим нам потребуется помощь российских военных специалистов». Не прошло и недели с визита Хафтара, как в Москву прибыл спикер ливийского парламента Акила Салех и также встретился с Лавровым и Патрушевым. Он отрицает, что целью визита была просьба предоставить оружие. В своем комментарии для «Аль-Хаят» он рассказал о новой «дорожной карте» политического урегулирования, которая будет являться альтернативой соглашению, подписанному в Схирате в декабре 2015 г. и реализуемому правительством национального единства. Салех признал «широкое понимание» российской стороной данного вопроса. После встречи с Лавровым он отметил, что есть множество возможностей для нового развития старых российско-ливийских отношений в нефтегазовой, железнодорожной и сельскохозяйственной отраслях. «Кроме того, мы нуждаемся в восстановлении страны и подготовке армии, так как многие наши военные руководители прошли обучение в России и преимущественно знают русский язык».

На этом фоне победа русских в Сирии может стать стимулом для восстановления российского влияния в Ливии и реализации мечты о воссоздании военного порта в Средиземноморье. В этом контексте Москва подтвердила намерение выполнить обязательства по договорам, подписанным до 2011 года, а также соблюдать и новые договоренности.

Помимо Москвы Хафтара также поддерживает Париж, придерживающийся схожего стиля в отношениях с ним. Разные французские источники подтверждают, что французские власти поддерживают войска Хафтара авиацией, снабжают его разведданными и готовят специалистов для его армии. На другой стороне ливийской арены находятся западные лидеры, поддержавшие правительство Сараджа и аффилированные с ним силы, как «Баньян Аль-Марсус», в битве за Сирт против ИГИЛ. В период между августом и декабрем американцы нанесли 470 ударов по позициям ИГИЛ в Сирте по официальному запросу признанного ими и международным сообществом правительства.

Все это означает, что схиратские соглашения не способствуют разрешению конфликта легитимности власти. Помимо правительства Абдаллы Ат-Тани и Халифы Аль-Гави, слабого Всеобщего национального конгресса (в Триполи) и Палаты представителей (в Тобруке), конфликт между которыми не ослабевает, существует также и множество других вооруженных групп. Что касается наиболее влиятельных игроков, то это в первую очередь сторонники Каддафи, которые все чаще стали появляться на побережье. Кроме того, на юге вновь разгорелся конфликт в Себхе между племенами каддафа и авляд сулейман. Удивительно то, что эти племенные и политические расколы могут взорвать ситуацию в любое время. Поэтому первый шаг на пути формирования новой политической системы согласно схиратским соглашениям является объединение военных институтов и институтов безопасности, чтобы не оставить правительство национального единства без возможности исполнять соглашение. Второй шаг состоит в изъятии всего оружия у отрядов милиции и объединение их в составе единой государственной структуры.

Любой сценарий повлияет на стабильность и безопасность в странах региона: война в Ливии продолжит дестабилизировать обстановку в Северной Африке и создавать благоприятную среду для распространения в регионе террористических групп. Колебания крупнейших западных стран также оказывают влияние на ситуацию. Понятно, что политика Дональда Трампа будет отличаться от проводимой Обамой и госсекретарем Хиллари Клинтон, потерпевшей фиаско в Ливии — что и стало одной из причин ее поражения на выборах. Поэтому маловероятно, что США сделает ставку на организации политического ислама в Северной Африке и, в частности, в Ливии. Скорее они будут искать общие точки соприкосновения и работать над реализацией схиратских соглашений и вовлекать все стороны — сторонников и противников Каддафи — в решение проблем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.