Внешняя политика и политика безопасности Франции часто была направлена на то, чтобы прокладывать третью дорогу между США и Россией как путь к достижению великодержавных амбиций самой страны. Когда Франсуа Фийон демонстрирует открытость для сближения с России, отчасти он это делает в согласии с этой традицией — но критики считают, что тем самым он может легитимизировать российскую агрессию.

С того момента, как Россия аннексировала Крым в 2014 году, отношения между Россией и Францией были ледяными; французское социалистическое правительство голосовало за санкции, которые сейчас действуют в отношении России и разорвало сделку по продаже ей двух авианосцев типа Мистраль.


В Сирии эти две страны тоже представляли совершенно противоположные интересы. Президент Франции Франсуа Олланд поддерживал линию, по которой диктатор Башар Асад должен быть отстранен от власти путем прямой военной интервенции, но не мог склонить к этому своих союзников США и Великобританию. 

Зато почти год назад Россия сама вмешалась с военными силами в сирийский конфликт — но на стороне Асада. У России серьезные интересы в Сирии, например, военно-морская база на Средиземном море, поэтому она будет любой ценой добиваться, чтобы Башар Асад остался у власти.

Другими словами то, что фаворит грядущих в следующем году французских президентских выборов Франсуа Фийон сейчас внезапно начал флиртовать с Владимиром Путиным, выглядит несколько пикантно, потому что может трактоваться как политическое принятие нынешнего развития событий, как на Украине, так и на Ближнем Востоке. 

Одновременно эти неожиданные виражи — визитная карточка французской внешней политики. Со времен Второй мировой войны страна разрывалась между ролью союзника США и амбициями получить более независимое положение на международной арене.

Холодная война и поляризация мира на два силовых блока не нравилась Шарлю де Голлю, которому поклоняется Фийон, и когда он в 1959 году стал президентом, то предпочел дистанцироваться от работы НАТО (при этом, все-таки, не выйдя из него окончательно) и раскрыть объятия тем странам, которые не хотели сближаться ни с США, ни с Советским союзом.

Тогда, как и сейчас, эта линия подпитывалась ностальгической мечтой о возвращении великодержавия Франции. Мечта, которую часто поддерживают дома, но которая вызывает раздражение у бывших колоний Франции и удивление у ее союзников.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.