Три французских депутата поехали в Сирию на встречу с лидером страны. Аргумент всегда один и тот же: эти парламентарии представляют лишь самих себя.

Официально, ни о какой параллельной дипломатии с их стороны речи не идет. Они утверждают, что стремятся продемонстрировать солидарность с восточными христианами, которые сталкиваются с гонениями и преследованиями на собственной земле из-за исламистской волны. Они едут в Дамаск и не отказываются от «чести», когда им дают возможность побеседовать с Башаром Асадом. Они улыбаются на памятной фотографии рядом с ним. Делегации французских парламентариев не раз появлялись в Сирии, хотя официальный Париж разорвал все связи с режимом после того, как репрессии превратили демократические протесты в гражданскую войну.

Представляющий французов за границей Тьерри Мариани (Thierry Mariani) из партии «Республиканцы», его коллега Николя Дюик (Nicolas Dhuicq) и Жан Лассаль (Jean Lassalle) стали последними гостями того, кого Лоран Фабиус (Laurent Fabius) в бытность министром иностранных дел назвал «мясником из Дамаска». Для некоторых из них эта поездка в сирийскую столицу стала третьей с 2015 года. Они побывали в Алеппо, чтобы «отметить армянское Рождество» по приглашению восточных христиан. Хотя их самолет пришлось завернуть из-за артиллерийского обстрела местного аэропорта, им повезло куда больше, чем трем коллегам, которые хотели в середине декабря выразить солидарность с жителями Восточного Алеппо, оказавшимися в осаде сирийских сил и шиитских отрядов, а также под ударами российской авиации. Турки остановили Сесиль Дюфло (Cécile Duflot), Эрве Маритона (Hervé Mariton) и Патрика Менюкси (Patrick Menucci) в Килисе у сирийской границы под предлогом заботы об их безопасности.

«Очень хорошо»

В Дамаске Тьерри Мариани и сотоварищи больше часа беседовали с Башаром Асадом. Президент Сирии воспользовался случаем, чтобы дать интервью трем французским СМИ (RTL, LCP, France Info) впервые с 2015 года. Как несложно догадаться, диктатор постарался представить себя в самом выгодном свете. Что насчет химической атаки? «Разве я был бы настолько популярным, если бы народ знал, что я травил его газом?» Ну а пытки в тюрьмах?


«Если такие случаи были, я сожалею о них, но многие фотографии — подделки». Переговоры? «Существует порядка сотни групп мятежников. Простить можно практически всех за исключением «Исламского государства» и «Джабхат ан-Нусра» (организации запрещены в РФ — прим.ред.). Отсутствие связей с официальной Францией? «Правительству следовало бы взять пример с Франсуа Миттерана» (мягко говоря, циничный намек на визит французского лидера в Дамаск через три года после убийства в Бейруте в 1981 году посла Франции в Ливане Луи Деламара, которое приписывали сирийским спецслужбам).

Башару Асаду хватило такта не ставить в трудное положение Франсуа Фийона своей открытой поддержкой. В то же время он приветствовал заявления кандидата от французских правых о необходимости восстановить контакты с Дамаском и привлечь его к мирным переговорам. Асад просто выражает надежду на то, что позиция Франсуа Фийона не изменится. «Надеюсь, что этого не случится, — заявил он французским СМИ. — Нужно посмотреть, как все будет, потому что пока у нас нет контактов. Если он выполнит все, о чем говорил до настоящего времени, это будет очень хорошо».

Окружение Франсуа Фийона поспешило дистанцироваться от поездки Тьерри Мариани, который поддерживал его в ходе праймериз правых и центристов. «Это личная инициатива, которая касается лишь его самого», — заявил Брюно Ле Мер (Bruno Le Maire), ответственный по международным вопросам в команде Фийона. Аргумент всегда один и тот же: парламентарии представляют лишь самих себя (так, кстати говоря, и есть на самом деле) и могут свободно путешествовать, тем более что принадлежат к группам дружбы депутатов разных стран (возможность поддержать контакты и поездить по миру).

«В политических целях»


Министерство иностранных дел тоже дистанцируется от таких инициатив. «Дамаск непременно воспользуется» подобными визитами «в политических целях», полагают в МИДе. Ответственные за внешнюю политику представители «Республиканцев» говорят об опасности «инструментализации», что представляет собой дипломатичную версию понятия «полезные идиоты» (в прошлом коммунисты выискивали их у своих «попутчиков»).


В других условиях, правительство, которое не хочет привлекать внимание или придавать официальный статус восстановлению контактов с государством или политической группой, могло бы использовать для этого парламентариев, бизнесменов и даже журналистов.

В сирийском случае ничего подобного нет. По крайней мере, до формирования нового порядка. Не удивительно, что самые частые гости и большие поклонники Башара Асада одновременно восхищаются и Владимиром Путиным. Все они под предводительством Тьерри Мариани бывали в Крыму, хотя Франция не признала его аннексию и даже приняла санкции против России после этого нарушения международного права. Об этой группе давления рассказывают Николя Энен (Nicolas Hénin) в «Русской Франции» и Сесиль Вессье (Cécile Vaissié) в «Кремлевских сетях во Франции». К их влиянию не стоит относиться пренебрежительно. И раз они находятся на стороне того, кто полагается на силу для достижения целей в Сирии и других регионах, они могут стать предвестниками «реалистической» внешней политики с наплевательским отношением к ценностям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.