Возглавив процесс, разваливший Ливию, и продемонстрировав полную беспомощность в отношении гражданской войны в Сирии, Франция решила заняться палестино-израильскими мирными переговорами. Правда, никто не просил Францию выступить посредником между Рамаллой и Иерусалимом, но она по-прежнему живет своим не самым блестящим прошлым глобальной колониальной державы, владевшей значительной частью Ближнего Востока, и все еще считает себя ведущей державой мира, к мнению которой прислушиваются все.


Однако на Ближнем Востоке никто не считается с Францией, и никто не воспринимает всерьез французские инициативы. Во-первых, дни действующего правительства Франции сочтены, и после выборов в Елисейский дворец войдет новый президент, который будет продвигать совершено другую политику. Вторая причина более важна — через несколько дней в Белый дом войдет Дональд Трамп, и французская инициатива потеряет всякий смысл.


Но помимо этого никто не воспринимает Париж всерьез, потому что Франция уже десятки лет живет в выдуманном мире. Ей кажется, что она — великая держава и международный лидер, ей кажется, что она способна повлиять на кого-нибудь в регионе, но на самом деле ее вес стремится к нулю.


Бессилие Франции особенно заметно в Сирии и Ливане, государствах, которые она получила после Первой мировой войны. Но обязательства Франции перед этими странами и, в первую очередь, перед проживающим там христианским меньшинством, остались на бумаге. Так было в Ливане, где Франция бросила христиан на произвол судьбы, так было и в Сирии, где Франция безучастно смотрела на развернувшуюся кровопролитную гражданскую войну.


Поэтому неудивительно, что никто не воспринимает всерьез Парижскую мирную конференцию, и никто не ждет от нее ничего хорошего. Но равнодушие связано не только со страной-организатором. Дело также в том, что в арабском мире никому не интересно и ни у кого нет времени на палестинцев. Разумеется, все заинтересованы в предотвращении нового взрыва насилия на территориях, но отсюда очень далеко до выдвижения палестинской проблемы на первое место в списке приоритетов и проблем, с которыми вынуждены иметь дело арабские страны.


Египет увяз по горло в острых экономических проблемах и сражается с растущей волной террора со стороны ИГИЛ (запрещенной в РФ террористической организации). Саудовская Аравия занята попытками остановить иранскую экспансию, а Иордания с трудом справляется с миллионами сирийских и иракских беженцев, оказавшихся на ее территории.


Французская инициатива не может считаться совместным французско-арабским действием, в рамках которого Франция продвигает вместе с арабами инициативу, похожую, например, на арабскую мирную инициативу, в которой у стран региона есть заинтересованность или необходимость. Любопытно, что даже среди палестинцев, кроме окружения Махмуда Аббаса, царит равнодушное отношение к французской инициативе. Существует мнение, что эта инициатива обусловлена соображениями французской внутренней политики или даже требованием администрации Обамы, а не подлинным стремлением Парижа помочь палестинским интересам.


Несмотря на деятельность Франции, в регионе никто не питает особого энтузиазма. Парижская конференция представляет собой незначительное событие. Значительное событие произойдет в конце недели в Вашингтоне, когда Дональд Трамп войдет в Белый дом, поэтому весь Ближний Восток смотрит сейчас на американскую столицу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.