Очередной промах Витольда Ващиковского (Witold Waszczykowski) вызвал вполне закономерные насмешки, однако последовавшие реакции показали также, как далеко зашла инфантилизация наших дискуссий на международные темы. Министр иностранных дел европейского государства, которое претендует на роль региональной державы и место непостоянного члена Совета Безопасности ООН, утверждал, что он разговаривал с дипломатами несуществующего государства. Заголовки, сообщающие о сенсационной встрече с представителями карибского Сан-Эскобара, появились на интернет-сайтах влиятельных газет и на «желтых» порталах. Наполовину в шутку, наполовину всерьез звучали объяснения, что в этом регионе можно найти Сент-Китс и Невис, Сент-Люсию, Сент-Винсент и Гренадины, однако, Сан-Эскобара там нет. Более дотошные издания обратили внимание, что среди членов ООН есть еще такие страны, как Сан-Марино и Сальвадор со столицей Сан-Сальвадор. По социальным сетям прокатилась волна насмешливых комментариев. Пользователи радовались тому, что, встречаясь с главами несуществующих государств, министр Ващиковский по крайней мере не навредит Польше. Обладатели хорошей памяти вспомнили «Анана Кофана» Ренаты Бегер (Renat Beger) (польский политик и депутат, — прим. пер.). Ващиковский, наверное, пересмотрел сериала «Нарко» о легендарном наркобароне Пабло Эскобаре из колумбийского Медельина, предполагали другие. В Twitter и Facebook сразу же появились страницы несуществующего государства (я поставил «лайк», браво за идею!), которое не замедлило сообщить, что миссия министра Ващиковского увенчалась успехом: Народно-Демократическая Республика Сан-Эскобар поддержит польское стремление стать непостоянным членом Совбеза ООН.

 

О «забавном ляпе министра» писал даже проправительственный портал wPolityce.pl. В итоге пресс-секретарь внешнеполитического ведомства сообщила, что министр сделал оговорку: на самом деле он говорил о своей встрече с коллегой из San Cristóbal y Nieves (то есть Сент-Китс и Невис) на саммите ЕС — Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна, состоявшемся в октябре прошлого года. Объяснений, почему Ващиковский предпочел использовать испанскую версию названия, не последовало, однако, можно только восхититься изысканиями, которые провела пресс-секретарь.

Так что у нас была возможность посмеяться и вспомнить предыдущие перлы Ващиковского: высказывание о велосипедистах и вегетарианцах (в рамках критики левой программы предыдущего правительства, якобы стремившегося создать новый мир «велосипедистов и вегетарианцев, пользующихся исключительно возобновляемыми источниками энергии и воюющий против любых проявлений религиозности», — прим. пер.), пожелание научиться польскому языку в адрес белорусов, которым предложили смотреть канал TV Polonia, или выражение «негритянская сущность» (его автором был Радослав Сикорский (Radosław Sikorski), но новый глава МИД решил использовать его публично, а не, как его предшественник, в укромном уголке ресторана с установленной прослушкой). Вся эта шумиха заслонила собой суть всего дела: меньше, чем через год, Польша будет заседать в важнейшей международной организации, стоящей на страже мира.

 

После отказа Болгарии (из-за давления администрации Барака Обамы) Польша осталась единственным кандидатом нашего региона, и членство стало, по сути, простой формальностью, которая требует серии более или менее любезных дипломатических встреч. Однако, судя по всему, этот факт вызывает интерес лишь у аналитиков из сферы международных отношений. Мы не увидели ничего кроме кратких сообщений и депеш Польского агентства печати: ни полемических статей, ни фельетонов, ни оживленных дискуссий о приоритетах польского членства в Совбезе или шире — роли, которую должна играть Польша на глобальной шахматной доске. Между тем, здесь есть о чем поразмыслить.

 

Благодаря членству в Совете Безопасности, получить которое мы стараемся с 2012 года, Варшава сможет высказывать свое мнение о важнейших вопросах международной безопасности. Этот голос не потеряется в пустоте, а будет формировать реальность в том числе в нашем регионе. Небольшая Литва в 2014-2015 годах инициировала в Совбезе треть дискуссий на украинскую тему. Членство Украины в 2016-2017 годах, стало не только знаком солидарности международного сообщества с жертвой российского нападения, но также дало нашему соседу дополнительное поле для дипломатического сопротивления России и возможность оставить тему ее агрессии в мировой повестке дня. Выдвижение польской кандидатуры позволит сохранить последовательность в позиции нашего региона, что может оказаться особенно важным на фоне потенциальных сделок Дональда Трампа и Владимира Путина. Если мы займем место под полотном норвежского художника Пера Крога (Per Krohg), в критические моменты международной напряженности Варшаве придется брать на себя ответственность. Насколько драматичными и серьезными по своим последствиям бывают такие решения, может показать пример резолюции № 1973 по Ливии. С 1 января 2018 года, возможно, в том числе от польского голоса будет зависеть судьба мирного населения в разворачивающихся войнах или вопрос введения санкций против государств, которые угрожают мировой безопасности. Возможно, Польше достанется роль переговорщика, когда крупные державы зайдут в тупик, или задача разработать компромиссный вариант выхода из ситуации, угрожающей развязыванием кровавого конфликта. В центре внимания польской дипломатии внезапно окажутся ситуация в Сирии, Мали, Пакистане, Нигерии, Корее, Израиле и Палестине или на Гаити. Одновременно за доступ к «польским ушам» начнут бороться не только страны, принимающие участие в конфликтах, но и те, кто мечтает получить постоянное место в Совбезе: Германия, Индия или Бразилия.

 

Присутствие в Совете безопасности станет для нас окном в мир. Если мы сможем верно воспользоваться двухлетним сроком членства, в долгосрочной перспективе мы распространим горизонты польской дипломатии на мир за пределами Европы и откроем глаза на глобальные проблемы. Мы получим шанс взрастить экспертов и дипломатические кадры. При помощи СМИ наше членство сможет сыграть ту же роль для польского общества. Хотя уровень дискуссий вокруг миграционного кризиса не вселяет особенного оптимизма, возможно, на этот раз нам удастся заинтересоваться проблемами современного мира и осознать свою ответственность за его судьбу.

 

Возможно, польскому послу в 2018-2019 годах придется голосовать за или против военного вторжения? Насколько сильный резонанс могут иметь такие решения в обществе, показала дискуссия, которая развернулась в Германии вокруг вышеупомянутой резолюции № 1973 (немцы тогда воздержались). В Польше похожие дискуссии вспыхнули в последний раз вокруг темы бесправного вторжения в Ирак в 2003 году. По одну сторону баррикад в них встал тогда практически весь политический истеблишмент, а по другую — такие разные люди, как Адриан Зандберг (Adrian Zandberg) (политик, принадлежащий к левому политическому лагерю, — прим. пер.) и профессор Роман Кузьняр (Roman Kuźniar), который стал позже советником президента Бронислава Коморовского (Bronisław Komorowski).

 

Может быть, нам следует также начать дискуссию о реформе Совбеза ООН? Ведь Польша (продвигая один из приоритетов Украины, а также действуя в русле позиции Франции или Мексики) могла бы активно поддержать идею об ограничении права вето постоянных членов в случаях, когда речь идет о массовых преступлениях. Между тем мы в очередной раз сосредотачиваем все свое внимание на глупой и не имеющей особого значения оговорке, о которой через несколько дней никто даже не вспомнит.

 

В международном устройстве грядут фундаментальные перемены. Гегемонии Запада приходит конец, однако, как будет выглядеть постзападный мир, мы еще не знаем. К этим глобальным неизвестным добавляются наши региональные вопросы. Членство Польши в Совете безопасности несмотря на все недостатки ООН позволит нам находиться ближе к этим переменам. Поэтому было бы хорошо, чтобы дискуссии о членстве в Совбезе и роли Польши в мире поднялись выше уровня шуток о Сан-Эскобаре.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.